«Выживают молодых учителей»: что не так с российскими школами/ “Surviving Young Teachers”: What’s Wrong with Russian Schools

English version below

Довольно похожий на правду взгляд на состояние системы образования в России.

Интервью корреспондентов «Газета.Ru» с директором Института развития образования НИУ ВШЭ Ириной Абанкиной.

iabankina

 

— В России высока доля педагогов пенсионного и предпенсионного возраста. По словам министра просвещения Ольги Васильевой, количество молодых учителей почти не растет и колеблется в пределах 11-13% от общей доли педагогического сообщества. Почему так происходит? Молодежь не хочет быть педагогами?

— Учителя в России имеют право досрочной пенсии после 25 лет педагогического стажа. В этом смысле им просто выгодно оставаться в школе, потому что фактически с 50 лет они имеют возможность получать дополнительные деньги. Поэтому возрастные учителя так держатся за свои места. Если не школа, то им просто некуда больше идти за заработком. Зачастую из-за этого они просто не пускают в школы молодых педагогов, буквально выживают их.

Самим же молодым учителям в основном хочется переехать в большие города, однако там они сталкиваются с отсутствием рабочих мест, а также низкой, по сравнению с возрастными преподавателями, зарплатой. Их пытались привлечь надбавками, однако тут возникла социальная напряженность со стороны старшего поколения педагогов: их возмутило, что опыта у молодежи меньше, а платят им больше. Вот и получается у нас диспропорция в кадрах.

— Как на школьниках сказывается тот факт, что их учат по уже устаревшим канонам, к которым привыкли пожилые преподаватели?

— По отношению к детям педагоги – это скорее поколение бабушек. Для дошкольного образования это может быть и плюс, а для школы — явный минус. Школьникам ведь хочется, чтобы у них были молодые учителя, которые смогут разговаривать с ними на одном языке.

Расстояние, в первую очередь психологическое, между авторитетом пожилого человека и школьником не должно быть двухпоколенным, а у нас сейчас именно так. Остается авторитарность модели образования. Это усиливает стресс у педагогов, которые чувствуют, что отстают от каких-то современных тенденций.

— Учителя срываются на учениках — подтверждение этому мы регулярно видим в СМИ. Можно ли сказать, что сегодня педагоги в России перегружены и выгорают на работе? С чем это связано?

— Учителя выгорают по целому ряду причин. На них влияет и глобальная цифровизация — в ней школьники чувствуют себя аборигенами, а учителя скорее мигрантами. Кроме того, растет непонимание между педагогами и детьми – на Западе учителя уже давно перешли в позиции наставников, в то время как у нас они — по-прежнему своего рода диктаторы. Учителя должны быть модераторами учебного процесса, а они пока с такой позицией не согласны.

В то же время образовательные ресурсы быстро развиваются, ученики требуют большего, задают больше вопросов, требуют диалога. Учителя все еще пытаются вести уроки фронтально: мол, я объясняю, а вы слушаете, и говорите только тогда, когда я скажу. Однако эта модель разрушается, что и приводит к профессиональному выгоранию.

— Минпросвещения предложило запретить смартфоны в школах — в ведомстве считают, что ученики только и делают, что сидят в соцсетях и играют на уроках. Не много ли в российских школах запретов?

— Регулирование чрезмерное. Оно со стороны выглядит как пресс — давит-давит, из-под него все лезет во все стороны, а может и вообще взорваться. Тот же запрет телефонов, на мой взгляд, абсолютно бессмысленный. Если ограничить детей в проявлении многозадачности, существовании параллельно в двух мирах – виртуальном и реальном – мы обедним их жизнь как минимум на половину. Со стороны педагогической системы это будет демонстрацией слабости.

Стоит научить детей цивилизованно пользоваться смартфонами, включить их в образование — давать школьникам задания онлайн, а также возможность свободно искать в интернете нужную информацию. Школьная цифровая среда должна опережать возможности развития школьника.

— Что касается работы Минпросвещения, то в 2018 году были введены новые федеральные образовательные стандарты для учеников младших классов — теперь по всей стране детей учат по одинаковым учебникам. В чем плюсы такого подхода? Почему к нему пришли только сейчас, ведь раньше все спокойно учились по разным учебникам?

— Я не сторонник единых учебников и образовательных программ. У нас был достаточно хороший стандарт начальной школы и еще большая его унификация не кажется мне эффективной. Более того, этот стандарт усложнили тем, что ввели иностранный язык со второго класса и курсы второго иностранного языка, хотя наши школы и педагоги по всей стране не готовы к этому.

При этом нам до сих пор не удалось решить проблему качественного питания в школьных столовых: его организация подрывает здоровье детей. У нас плохо организована физкультура. До сих пор не удалось по-настоящему включить спортивные игры с современным инвентарем в школьные программы. В плохом состоянии остаются пение и музыкальная культура. По этим причинам я не сторонник унификации — в том числе в начальной школе.

— По инициативе Васильевой в школах ввели обязательные занятия по шахматам — по данным на апрель 2019 года, они внедрены уже в 18 тыс. российских школ. Не страдают ли от этой реформы и так перегруженные школьники? Насколько вообще нужны новые предметы, или это лишь попытка Минпросвета создать видимость изменений в образовании?

— Я сторонник того, чтобы шахматы были дополнительным предметом. Напомню, что родители и педагоги били тревогу по поводу того, что ученики слишком много времени проводят за партой. Третий урок физкультуры предлагали именно для того, чтобы сохранить и укрепить здоровье школьников. Кроме того, просили для физкультуры выделять сдвоенные или строенные уроки, чтобы у детей было достаточно времени переодеться, поиграть, поучаствовать в соревнованиях. То есть это была попытка по-новому встроить спортивное воспитание в школьную программу.

В этом смысле шахматы как замена третьего урока физкультуры несут серьезные риски. Они пошли не в замену, а в дополнение к остальной программе, что еще больше увеличивает нагрузку на детей.

— В предыдущем интервью с «Газетой.Ru», которое вы давали два года назад, мы обсуждали перспективы перехода российских школ к междисциплинарному подходу — когда школьники изучают не ряд явлений в рамках одного предмета, а одно явление с помощью нескольких предметов. Почему мы по-прежнему далеки от него?

— Из-за сопротивления педагогического сообщества. У нас очень хорошо организованное предметное лобби учителей, и они не идут на объединение предметов. Каждый борется за значимость своей дисциплины. Из-за того, что наша система готовит педагогов-предметников, они больше всего заинтересованы в повышении квалификации по своему предмету. Они практически не говорят о психологии, способах преодолении конфликтов между детьми. Они эти конфликты зачастую не замечают.

Доля факультативов и предметов по выбору у нас остается чрезвычайно малой из-за предметного лобби. Мы только и слышим от учителей о том, как мало часов отведено для их дисциплины, но в такой системе им всегда будет не хватать часов. На другие методы обучения с помощью исследований, проектов, культурных и социальных практик школа, к сожалению, пока не перешла.

— В 2016 году Ольга Васильева пообещала наказывать руководство школ за «натаскивание» к ЕГЭ. Пока ни один учитель или директор наказание не понес. Возникает вопрос: каким образом могла осуществиться эта реформа? Как определить, «натаскивает» учитель или просто преподает предмет?

— Нельзя сказать, что эта реформа была хорошо продуманным решением. Естественно, что никто не был наказан.

У нас и так раньше действовала репрессивная модель за низкие результаты по ГИА и ЕГЭ – это недопустимо. Наша склонность к репрессивным моделям играет с нами злую шутку. Вместо того, чтобы развиваться, мы постоянно делаем шаг назад.

Подготовка к ЕГЭ – это составная часть образовательного процесса. Она дает толчок к развитию так называемого «теневого образования» — это те знания, которые учителя дают школьникам во внеурочные часы. Отделить сейчас репетиторство от школы невозможно, да и не нужно. Лучше сделать эту сферу более прозрачной и доступной, позволить педагогам проявлять себя без ограничений.

— То, как власти модернизируют госаттестации в последние годы, — это шаги в верном направлении?

— Я думаю, что экзамены модернизируют правильно: включаются практические задачи, лабораторные работы, аргументированные, развернутые ответы — в том числе и по гуманитарным предметам. В этой сфере произошел очень важный перелом. В начале введение ЕГЭ этот экзамен постепенно дрейфовал в сторону профильного, углубленного изучения предмета.

Представление о том, что ЕГЭ — это угадайка, сейчас уже устарело. Зубрежка в этом экзамене не поможет, поскольку он все больше направлен не на знание правил, а на понимание решений.

— Стоит ли доводить ЕГЭ и ОГЭ до идеала или лучше отменить их и вернуться к традиционной форме сдачи экзаменов?

— Традиционную форму экзамена я совсем не поддерживаю. Надо двигаться в сторону модернизации ЕГЭ — это не одномоментный, а постепенный процесс. Надо давать ученикам возможность выбирать время сдачи ЕГЭ. Например, если ученик может сдать какой-то экзамен в начале 11 класса — пусть сдает, и у него будет время, чтобы лучше подготовиться к ЕГЭ по другим направлениям.

Когда разрешили при поступлении в вузы засчитывать результаты олимпиад не только 11 класса, но и 10, это был очень позитивный шаг в сфере образования. Все больше ребят сейчас начинают поступать в университеты по олимпиадам, и в 11 классе они сдают только обязательные ЕГЭ. Таким образом, с них частично снимается высокая нагрузка. Надо давать ребятам возможность вырабатывать в последних классах свое портфолио с достижениями, чтобы у них было право выбрать, по какому пути они будут поступать в вуз.

 

От автора:

Действительно, судя по высказываниям российских учителей в социальных сетях, им очень тяжело вести себя адекватно тем изменениям в обществе, связанными с новым самоощущением молодого человека в государстве, новыми способами коммуникаций, новыми технологиями и прочими новшествами, которые не грядут, а уже вовсю властвуют. А учителя зачастую стараются этого не замечать, противятся потоку нового, которое захлестывает через край нашу действительность, поэтому трудно выстраиваются  их отношения с учениками: диктаторская модель не работает, авторитет уже далеко не непререкаем, получение исключительно знаний уже не является абсолютом …

Государству необходимо работать над разрешением ситуации. Изменения неизбежны.

 

Источники (полный текст):

https://m.gazeta.ru/social/2019/08/30/12612877.shtml?utm_source=push&updated

 

English version

A fairly similar to the truth view of the state of the education system in Russia.

An interview with Gazeta.Ru correspondents with the director of the Institute for the Development of Education at the Higher School of Economics HSE Irina Abankina.

— In Russia, a high proportion of teachers of retirement and pre-retirement age. According to the Minister of Education Olga Vasilyeva, the number of young teachers is almost not growing and ranges from 11-13% of the total share of the pedagogical community. Why it happens? Youth do not want to be educators?

— Teachers in Russia have the right to early retirement after 25 years of teaching experience. In this sense, it is simply beneficial for them to stay at school, because in fact, from the age of 50 they have the opportunity to receive additional money. Therefore, age teachers hold on to their places. If not school, then they simply have nowhere else to go to earn money. Often because of this, they simply do not allow young teachers to school, they literally survive.

Young teachers themselves mostly want to move to big cities, but there they are faced with a lack of jobs, as well as low salaries compared to age teachers. They tried to attract them with allowances, but there was a social tension on the part of the older generation of teachers: they were outraged that young people had less experience and were paid more. So we get a disproportion in frames.

— How does the fact that they are taught according to the already obsolete canons that older teachers are used to affect students?

— In relation to children, teachers are more like a generation of grandmothers. For preschool education, this can be a plus, and for school — a clear minus. After all, students want them to have young teachers who can speak the same language with them.

The distance, primarily psychological, between the authority of an elderly person and a schoolchild should not be two-generational, but this is exactly the case with us now. The authoritarian model of education remains. This exacerbates the stress of teachers who feel that they are lagging behind some modern trends.

— Teachers break down on students — we regularly see confirmation of this in the media. Can we say that today teachers in Russia are overloaded and burn out at work? What is the reason for this?

— Teachers burn out for a variety of reasons. Global digitalization also affects them — in it, students feel like natives, and teachers are more likely to be migrants. In addition, there is growing misunderstanding between teachers and children — in the West, teachers have long moved into the position of mentors, while in our country they are still kind of dictators. Teachers should be moderators of the educational process, but they still do not agree with this position.

At the same time, educational resources are developing rapidly, students require more, ask more questions, require dialogue. Teachers are still trying to teach lessons frontally: they say, I explain, and you listen, and speak only when I say. However, this model is destroyed, which leads to professional burnout.

— The Ministry of Education proposed to ban smartphones in schools — the department believes that students only do what they sit on social networks and play in the classroom. Are there many prohibitions in Russian schools?

— Regulation is excessive. From the outside, it looks like a press — it presses, it presses, everything climbs from under it in all directions, and can even explode. The same ban on phones, in my opinion, is completely meaningless. If we limit the children to multitasking, to exist simultaneously in two worlds — virtual and real — we will impoverish their lives by at least half. On the part of the pedagogical system, this will be a demonstration of weakness.

It is worth teaching children to use smartphones in a civilized manner, including them in education — giving students tasks online, as well as the ability to freely search for the information they need on the Internet. The digital school environment must be ahead of the student’s development opportunities.

— As for the work of the Ministry of Education, in 2018 new federal educational standards were introduced for elementary school students — now children are taught in the same textbooks throughout the country. What are the advantages of this approach? Why did they come to him only now, because before, everyone was quietly studying from different textbooks?

— I am not a supporter of uniform textbooks and educational programs. We had a fairly good standard of elementary school and its even greater unification does not seem effective to me. Moreover, this standard was complicated by the fact that they introduced a foreign language from the second grade and second foreign language courses, although our schools and teachers across the country are not ready for this.

At the same time, we still have not been able to solve the problem of quality nutrition in school canteens: its organization undermines the health of children. We have a poorly organized physical education. So far, it has not been possible to truly include sports games with modern equipment in school curricula. The singing and musical culture remain in poor condition. For these reasons, I am not a supporter of unification — including in elementary school.

— At the initiative of Vasilyeva, compulsory chess classes were introduced in schools — according to April 2019, they have already been introduced in 18 thousand Russian schools. Do overworked students suffer from this reform? How much new subjects are needed, or is it just an attempt by the Ministry of Education to create the appearance of changes in education?

— I advocate that chess be an additional subject. Let me remind you that parents and teachers sounded the alarm about the fact that students spend too much time at their desks. The third physical education lesson was offered precisely in order to maintain and strengthen the health of schoolchildren. In addition, they asked for physical education to single out double or structured lessons so that the children had enough time to change clothes, play, and participate in competitions. That is, it was an attempt to re-integrate sports education in the school curriculum.

In this sense, chess as a substitute for the third physical education lesson carries serious risks. They did not replace, but in addition to the rest of the program, which further increases the burden on children.

— In the previous interview with “Gazeta.Ru”, which you gave two years ago, we discussed the prospects for the transition of Russian schools to an interdisciplinary approach — when schoolchildren study not a number of phenomena within one subject, but one phenomenon with the help of several subjects. Why are we still far from him?

— Because of the resistance of the pedagogical community. We have a very well-organized subject lobby for teachers, and they do not go to combine subjects. Everyone is fighting for the importance of his discipline. Due to the fact that our system prepares subject teachers, they are most interested in continuing education in their subject. They practically do not talk about psychology, how to overcome conflicts between children. They often do not notice these conflicts.

The proportion of electives and elective subjects remains extremely small due to the subject lobby. We only hear from teachers about how few hours are allocated for their discipline, but in such a system they will always miss hours. Unfortunately, the school has not yet switched to other teaching methods through research, projects, cultural and social practices.

— In 2016, the Minister of Education of the Russian Federation, Olga Vasilyeva, promised to punish the school authorities for “dragging” to the exam. So far, not a single teacher or director has been punished. The question arises: how could this reform have been implemented? How to determine whether the teacher “trains” or simply teaches the subject?

— This is not to say that this reform was a well-thought-out decision. Naturally, no one was punished.

We already had a repressive model for poor results in the State Examination and the Unified State Examination — this is unacceptable. Our penchant for repressive models plays a trick on us. Instead of evolving, we constantly take a step back.

Preparation for the exam is an integral part of the educational process. It gives an impetus to the development of the so-called “shadow education” — this is the knowledge that teachers give schoolchildren outside of school hours. Now it is impossible to separate tutoring from school, and it is not necessary. It is better to make this sphere more transparent and accessible, to allow teachers to express themselves without restrictions.

— How are the authorities modernizing state certification in recent years? Are these steps in the right direction?

— I think that the exams are being modernized correctly: practical tasks, laboratory work, reasoned, detailed answers are included — including in humanitarian subjects. A very important turning point has occurred in this area. At the beginning of the introduction of the exam, this exam gradually drifted toward a specialized, in-depth study of the subject.

The idea that the exam is a guessing game is now outdated. Cramming in this exam will not help, since it is increasingly aimed not at knowing the rules, but at understanding the decisions.

— Is it worth bringing the exam and exam to the ideal or is it better to cancel them and return to the traditional form of passing exams?

— I do not support the traditional exam form at all. We need to move towards the modernization of the USE — this is not an instantaneous, but a gradual process. It is necessary to give students the opportunity to choose the time for passing the exam. For example, if a student can pass some exam at the beginning of grade 11, let him pass, and he will have time to better prepare for the exam in other areas.

When it was allowed, when entering universities, to count the results of the olympiads not only in grade 11, but also in grade 10, this was a very positive step in education. More and more children are now starting to enter universities in olympiads, and in the 11th grade they only pass the mandatory exam. Thus, a high load is partially removed from them. It is necessary to give children the opportunity to develop their portfolio with achievements in the last grades so that they have the right to choose which way they will go to college.

 

From the author:

Indeed, judging by the statements of Russian teachers on social networks, it is very difficult for them to behave appropriately to those changes in society associated with the new self-awareness of a young man in the state, new ways of communication, new technologies and other innovations that are not coming, but already dominate. And teachers often try not to notice this, they are opposed to the flow of new reality that sweeps over the edge, so their relations with students are difficult to build: the dictatorial model does not work, authority is far from indisputable, obtaining exclusively knowledge is no longer an absolute …

The state needs to work to resolve the situation. Change is inevitable.

 

Sources (full text):

https://m.gazeta.ru/social/2019/08/30/12612877.shtml?utm_source=push&updated

 

«Выживают молодых учителей»: что не так с российскими школами/ “Surviving Young Teachers”: What’s Wrong with Russian Schools: 6 комментариев

Добавьте свой

  1. Без выводов, просто для сравнения. Экзамены на аттестат зрелости по некоторым предметам у нас сдают, начиная с 10 класса. Чтобы по окончании 12 класса было меньше нагрузки для подготовки к остальным экзаменам.
    Утром, перед началом занятий, школьники сдают мобильные телефоны служащей (секретарше?). Она их раскладывает по ячейкам (стеллажи). После уроков учащиеся забирают свои трубки. Кстати, это своего рода контроль: таким образом они меньше удирают с уроков, и видно, кто не пришел в школу, а кто был не на всех занятиях (если не пришел за мобильником)

    Нравится 1 человек

    1. Спасибо за информацию. В России тоже можно сдавать выпускные экзамены досрочно.
      А насчет дисциплины. Есть 2 глобальных подхода: азиатский и европейский. Каждое государство свое выбирает. Я за европейский. Когда учатся потому что все к этому располагает, а не потому что к этому вынуждают.
      И та и другая система имеет свои достижения. Повод для раздумий.

      Нравится

  2. Да, интервью интересное. Мне приходится видеть все эти проблемы снизу, благодаря тому, что супруга работает в школе учителем начальных классов. Со многим могу согласиться. И проблем в образовании много, и решение их — это дело многих лет. Но мне наша образовательная система представляется такой неповоротливой, что ждать изменений к лучшему в ближайшие годы не приходится. А труд учителя — один из самых тяжелых.

    Нравится 1 человек

    1. Полностью с вами согласна, на 200%. Труд учителей — очень нелегкий труд.
      А система не просто неповоротливая, она и не может быть очень поворотливой и, собственно, не должна, так как она работает с самым ценным для государства — с нашими детьми. Нововведения должны быть продуманы на десятки лет вперед, очень постепенно реализовываться и корректироваться в течение этого времени.
      А беда наша, что никто не думает затевать, действительно, работающих долгосрочных программ, а выдергивают какие то куски и кидаются их выполнять. А это кусочничество, даже изначально имеющее благие, возможно, цели, не может привести ни к чему целостно хорошему.
      Очень этот вопрос меня волнует, не оставляет равнодушным.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: