Московские звоны #2/ Moscow ringing #2

English version below

Весна потихоньку переползла в осень. Да, в Москве время года и сегодня ощущается как осень, несмотря на то, что совсем недавно на дворе наступила календарная зима.

Снег не собирается толком ложиться и сегодня. Немного припорошило белым и сразу потемнело, пожухло. Влажно, тепловато, сумрачно и пасмурно по-осеннему.

А в последний день ноября пока ещё, действительно, была настоящая осень…

Я опять проезжала по Сретенке. Автомобили двигались по проезжей части медленно, как обычно.

Успеваешь рассмотреть все малоэтажные особняки, вывески магазинов, сидящих в соседних машинах водителей…  Доползаешь, наконец, до конца улицы и долго стоишь на последнем светофоре при выезде на Садовое  кольцо. Вечером можно любоваться красиво подсвеченной Троицкой церковью.

В голове мелькает мысль: «А хорошо бы сейчас звонарь начал благовестить в колокола».

И как по заказу начинается вечерний звон.

Не могу удержаться – бросаю автомобиль в неположенном месте, включаю аварийку и выхожу слушать колокола.

К Всенощному бдению. День памяти преподобного Никона Радонежского

Пасмурный «осенний» вечер, звон энергичный, тревожащий, немного жалобный.

Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом,
И как я, с ним навек простясь,
Там слушал звон в последний раз!…

Вспоминается романс «Вечерний звон» – размышления о былом, о прошлом, о том, что уже прошло и никогда не повторится. Человек, слушающий звон в песне, вспоминает про родных, друзей, о тех, кто ему был близок, о том, что жизнь проживается удивительно быстро, оставляя нам лишь воспоминания о наших прекрасных днях.

Недавно узнала историю этого романса, представляющую до крайности запутанное расследование, так и не приведшее к однозначной разгадке.

Википедия говорит об этом так:

популярная русская песня на стихи Ивана Козлова и музыку Александра Алябьева, написанная в 1827 – 1828 годах.

На самом деле ни автор, впервые написавший эти стихи, ни композитор, создавший музыку к ним, доподлинно неизвестны. Нельзя с уверенностью говорить и о годах создания романса.

Существуют сведения о том, что текст «Вечернего звона» — это гениальный перевод на русский язык одноименного стихотворения «Those Evening Bells» Томаса Мура, английского поэта, ирландца по происхождению. Перевод этот сделан русским поэтом, современником А.С.Пушкина, Иваном Ивановичем Козловым. Музыка к стихам И.Козлова, как считают многие исследователи, была написана А.А.Алябьевым, после чего «Вечерний звон» стал одним из любимых русских романсов и остаётся им до сих пор. Настолько любимым, что в ряде популярных литературных изданий его называют народной песней.

При этом сам Козлов никогда не указывал, что это перевод «Those Evening Bells» английского поэта. Хотя  поэт был очень педантичен  и даже щепетилен, если дело касалось авторства, и никогда не приписывал себе чужих стихов, указывая автора, если это был перевод.  А здесь – нет.

Если читать «Вечерний звон» Т. Мура на английском и И. Козлова – на русском, то возникает удивительное ощущение, что интонационно они совершенно идентичны и сделать однозначный вывод, кто у кого и что перевел, трудно.

Есть некоторые факты, говорящие в пользу того, что Козлов перевел стихи не с английского (Т.Мура), а с латинского, на котором эти стихи были написаны  преподобным Георгием Афонским, грузином, жившим в XI веке в Иверском монастыре Афона, но найти этот первоисточник до сих пор не удалось.

По-моему, это наиболее правдоподобная версия, так как объясняет духовный строй всего стихотворения. Мирскому человеку сложно так спокойно и умиротворенно говорить о прошедшей жизни.

Авторство музыки Александра Алябьева оспаривается другой версией: музыку написал священник и композитор духовных песнопений Зиновьев Василий Николаевич (1874-1925), регент и учитель церковного песнопения, скрывавший свое авторство в советское время не в последнюю очередь из политических соображений.

В то, что именно священник мог написать такую проникновенную  мелодию, во многом напоминающую песнопения Великого Поста, верится вполне.

Особенно после прослушивания вечернего колокольного звона, печально-тревожная нотка которого пробуждает в уме эпиграф к известному роману Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол».

«Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, и потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе».

Из проповеди Джона Донна (блестящего проповедника, адвоката, богослова, философа, главы метафизической школы в поэзии, жившего  в конце XVI-начале XVII века)

 

English version

Spring slowly crawled into autumn. Yes, in Moscow, the time of year and today it feels like autumn, despite the fact that quite recently calendar winter has come in the yard.

Snow is not going to really go to bed today. Powdered a little white and immediately darkened, faded. Humid, tepid, gloomy and cloudy in the autumn.

At the very end of the day it was autumn …

I again drove along Sretenka. Cars moved along the roadway slowly, as usual.

You have time to look at all the low-rise mansions, signs of shops sitting in the neighboring cars of drivers … Allow, finally, to the end of the street and wait a long time at the traffic lights when leaving the Garden Ring. In the evening you can admire the beautifully illuminated Trinity Church.

The thought flickers in my head: «It would be nice now for the bell ringer to begin to preach the bell.»

The evening bell begins.

I can not resist — I will leave the car in the wrong place, turn on the emergency and go out to listen to the bell: «To the All-night Vigil. Remembrance Day of St. Nikon of Radonezh».

Cloudy «autumn» evening, energetic ringing, disturbing, a little plaintive.

Evening ringing, evening ringing!

Thinks so much

About young days in the native land,

Where I loved, where my father’s house

And like me, saying goodbye to him forever

There I listened to the ring for the last time! …

I recall the romance «Evening Ringing» — Reflections on what was a long time ago and will never happen again. A person listening to calls in a song recalls relatives, friends, those who were nearby, and that life lives surprisingly fast, leaving us only memories of our beautiful days.

No evidence was given in this book.

Wikipedia says this:

A popular Russian song based on poems by Ivan Kozlov and music by Alexander Alyabiev, written in 1827-1828.

In fact, neither the author who first wrote these verses, nor the author of the music for them are known for certain. It is impossible to speak with confidence about the years of the creation of the romance.

There is evidence that the text of “Evening Ringing” is a brilliant translation into Russian of the poem of the same name “Those Evening Bells” by Thomas Moore, an English poet and Irish descent. This translation was made by a Russian poet, a contemporary of A.S. Pushkin, Ivan Ivanovich Kozlov. The music for I. Kozlov’s verses, as many scholars believe, was written by A. A. Alyabyev, after which “Evening Ringing” has become one of the favorite Russian romances and remains to this day. So beloved that in a number of popular literary publications it is called a folk song.

At the same time, Kozlov himself never pointed out that this was a translation of “Those Evening Bells” by an English poet. Although the poet was very pedantic and even scrupulous, when it came to authorship, he never attributed other people’s poems to himself, indicating the author if it was a translation. But here — no.

If you read “Evening Ringing” by T. Moore in English and I. Kozlov in Russian, then there is an amazing feeling that they are completely identical in intonation and it’s difficult to make an unambiguous conclusion who translated whom and what.

There are some facts in favor of the fact that Kozlov translated the verses not from English (T. Mura), but from Latin, in which these verses were written by the Monk George of Athos, a Georgian who lived in the XI century in the Iversky monastery of Athos, but find this the original source has so far failed.

In my opinion, this is the most plausible version, as it explains the spiritual structure of the whole poem. It is difficult for a worldly person to talk so calmly and peacefully about a past life.

The authorship of the music of Alexander Alyabyev is disputed by another version: the music was written by the priest and composer of spiritual songs Zinoviev Vasily Nikolaevich (1874-1925), the regent and teacher of church singing, who concealed his authorship in Soviet times, not least for political reasons.

The fact that it was the priest who could write such a soulful melody, in many ways resembling the chants of Lent, is fully believed.

Especially after listening to the evening bell ringing, the sad and disturbing note of which awakens the epigraph to Ernest Hemingway’s famous novel “For Whom the Bell Tolls”.

“There is no person who would be like an Island, in itself, each person is part of the Mainland, part of Sushi; and if the Wave blows the cliff into the sea, Europe will become smaller, and also if it rinses off the edge of the Cape or destroys your Castle or your friend; the death of every Man belittles me, for I am one with all of Humanity, and therefore never ask who the Bell tolls on: it rings on You. ”

From the sermon of John Donne (a brilliant preacher, lawyer, theologian, philosopher, head of the metaphysical school in poetry, who lived in the late XVI-early XVII centuries)

Московские звоны #2/ Moscow ringing #2: 14 комментариев

Добавьте свой

    1. Это точно! Особенно после последних перепланировок — на ней всегда стоят машины.
      Но иногда меня туда заносит в выходной. Там поменьше пробок, но это мало утешает. 😊
      Москва сейчас, вообще, не для автомобилей. Она для них все меньше и меньше.
      Раньше ездила на работу. Потом ездила на работу только летом. В этом году уже и летом не захотелось ездить — лишь иной раз. 😀

      Нравится 1 человек

      1. Я в тех краях давненько не бывал, лет 5 точно. Так что не в курсе, что там сделали. 🙂
        У меня жена тоже частенько стала на работу ездить на общественном транспорте, с тех пор, как МЦК открыли. Иногда получается быстрее, чем на машине, особенно когда пробки на МКАДе.

        Нравится 1 человек

      2. Я работаю в пределах Садового кольца. Поэтому на машине центр не удается миновать. На метро не то что быстрее, а несравнимо быстрее. 😀
        Поэтому и не езжу практически.

        Нравится 1 человек

      3. Я лет 10 назад работал в районе Нового Арбата. Иногда приезжал на работу на машине. Но один раз ехал из Алтуфьево 5 часов!!! После чего больше никогда на машине на работу не ездил. 😀

        Нравится

      4. Да. Это тяжелый случай. У меня тоже бывало — правда, не по пять часов.
        Но в Москве есть маршруты, по которым пока еще можно ездить. Я года три назад работала на Павелецкой. Там была бесплатная подземная парковка. Я перенесла Себе график и работала с 8 до 17. И с Преображенки тогда по набережной Яузы ездила на работу полчаса. Было чудно даже. Но это длилось всего год.

        Нравится 1 человек

    1. Да. Он с самого начала был понят всеми как народный — поэтому столько разных людей, разных национальностей стихи не оставили равнодушными. Столько людей переводили, писали музыку. Как эта тема трогает всех!

      Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: