Новогодняя сказка/ New Year’s Tale

English version below

Девочка открыла глаза, ожидая увидеть привычную картинку: белоснежный потолок комнаты, круглое зеркало на стене, легкие белые облачка на синем небе за окном…

Но вокруг была зеленоватая темнота, освещаемая очень далеким неярким светом через узкое круглое окошко с размытыми очертаниями. Когда глаза немного привыкли к полутьме, то справа стал угадываться профиль юноши, одетого в белые одежды, а слева – как будто белая овечка, смотрящая вдаль раскосыми глазами. Увиденное озадачило нашу героиню. Что же происходит?

Где же её любимая кровать в уютной светлой комнате, оформленной в сиренево-бирюзовых тонах? И почему она не может повернуть голову или поднять руку, как будто они налиты свинцом?

За пределами тьмы что-то происходило: слышались приглушенные голоса, хлопали двери, звякала посуда… Вдруг заиграла знакомая мелодия с очень подходящими словами: «Ах ты, доля, моя доля…», а свет в окошке стал постепенно тускнеть.

Аля пыталась вспомнить – что же было вчера. Наверно, она пропала из своей ежедневной жизни. Девочка помнила, что все её близкие жили ожиданием новогодних праздников и каникул: покупали подарки, новогодние угощения, готовили сюрпризы и интересные развлечения, собирались в кино и театр, на ночные прогулки и фейерверки. Какой же сегодня день?

Вспоминалась прогулка с Виолеттой на каток. Перед Новым Годом удачно подморозило и выпал мягкий снег хлопьями. Чернильное небо смотрело на подружек многочисленными звездами. Они лежали в мягком снегу и с удовольствием дрыгали руками в пушистых варежках и ногами в коньках с надетыми чехлами. При этом снег взлетал в воздух пушистыми фонтанчиками и окутывал смеющиеся девчачьи лица морозным дыханием. Такими темпами до катка девочки добрались почти к самому закрытию. А покататься всё-таки очень хотелось…

Воспоминаниям мешал щекочущий узнаваемый аромат, который никак не мог связаться у Али в голове с чем-то конкретным. Что-то приятное, свежее, морозное было в этом запахе – может быть, это ощущение возникло на катке. Сейчас облако духов зимнего аромата окружало девочку со всех сторон.

Где-то внизу началось неясное движение, шуршание, тормошение… и вдруг зеленоватая темнота вспыхнула яркими огоньками. Всё заблестело и начало переливаться. Зеленый ангел с маленькими крылышками как будто летел куда-то, милый гномик в красном колпачке оказался подвешен на веревочке, был и Дед Мороз с белой длинной бородой, толстый мягкий красногрудый снегирь нахохлился на ветке, на спелом ароматном яблоке переливались восковые капли росы, казалось, что золотистой бабочке почти удалось улететь в таинственный мир за пределами веток зелёной красавицы…

Да-да. Это была украшенная новогодняя ёлка, а Аля находилась внутри её дивного убранства…

Помните – какой ужас накатывает, когда сон подходит к неудачной развязке погони, в которой ты безуспешно пытаешься убежать на ватных ногах, а твой рукав уже хватает неизвестный злоумышленник, или, когда вынужден подниматься всё выше по видавшей виды деревянной винтовой лестнице, где за тобой разваливаются последовательно все трухлявые ступени, а внизу неизвестность… Именно так и чувствовала себя Аля.

Из серебристой зеркальной выемки на нарядном ёлочном шарике на девочку смотрела симпатичная фигуристка начала XX века, похожая на Герду из сказки про Снежную королеву: голубая задорная шапочка с выпущенными золотистыми локонами, серебристое коротенькое пальто, красный шерстяной шарфик с развевающимися на ветру концами, белые рейтузы и волшебные серебряные коньки. Образ омрачала только одна неприятность – носок одного из коньков был отломан, и внутри ботинка сияла зеркальная полость ноги.

Неужели фигуристка в шарике это и есть её отражение? – подумала Аля. Боже мой! Что же всё это значит? Ей казалось, что очень громко – так что звенит в ушах – она зовёт на помощь. Но голоса, как и возможности двигаться, не было.

***

В центре катка стояла огромная живая ёлка. В свете прожекторов на ней переливалось много серебристых шариков. Как ни странно, играла громкая веселая музыка будто бы на льду оживленно двигалось много народу. Но нет. Каток был практически пуст – только в дальнем углу можно было различить неясные очертания одинокой фигуры, у которой при свете только и видно было, что блестящую на лице металлическую маску, на которой чернели круглые отверстия глаз.

Аля с Виолеттой радостно впрыгнули на лёд и покатились по кругу, стараясь убежать друг от друга. Играть в салки на коньках было не менее задорно, чем валяться в снегу.

Этого девочкам показалось мало, Виолетта предложила забраться внутрь ёлки и примерить на себя роль новогодних подарков. Так подружки и сделали. Под деревом было просторно, нижние толстые ветки ели росли свободно, между ними было много места, и можно было представлять себя птичкой в уютном гнездышке…

Воспоминания Али прервал кто-то, подошедший очень близко к ёлке в комнате и поправляющий ёлочные игрушки, заглядывая при этом почти внутрь её ветвей. Деда Мороза повернули бородой и красными щеками наружу, зеркальный шарик теперь смотрел на яркий огонёк и поблескивал отраженным светом по углам комнат, снегиря перевесили на крайнюю ветку существенно ниже… Но надежда Али на то, что фигуристку кто-то заметит и возьмет в руки не оправдалась. Она осталась висеть на прежнем месте, в темной ёлочной глубине.

И зачем только они с Виолеттой забрались в ту ёлку на катке. Внутри неё было мрачно и темно. Они нашли какую-то мишуру и перевязали друг друга, как нарядно упакованные подарки. Виолетта предложила замереть и ждать, пока кто-нибудь их здесь не найдет и не подумает про них, что это большие подарочные куклы. Тогда-то девчонки вдруг оживут, испугав незадачливых взрослых. Подружки и не думали – сколько же времени может занять эта затея. Уж очень им было весело!

И, действительно, развитие событий не заставило себя ждать. Музыка вдруг почти стихла, прожекторы начали потихоньку отключаться, на катке становилось тихо и зловеще. Аля только хотела заикнуться, что пора бы идти домой, как к ёлке кто-то подошёл и начал раздвигать рукой ветки. Сердце у юной особы ушло в пятки и стало колотиться там со страшной силой. Страх сковал её тело. Неизвестного в темноте разглядеть было невозможно, только сверкнула в свете последнего прожектора металлическая маска на лице. Он начал ощупывать Алины ноги в коньках и пытаться вытащить девочку из-под ёлки. Аля вцепилась в свои коньки мертвой хваткой, но неизвестный тащил ботинки коньков на себя с такой силой, что один из них лопнул, и девочка почувствовала холод через носок на ноге…

Наверно, Аля от страха потеряла сознание, так как ничего больше не помнила. Что же было дальше?

Вокруг наряженной в комнате ёлки ходили какие-то люди. Они хохотали, перекликались, стучали каблуками, брались за руки, шептали что-то друг другу на ухо, уходили в дальний угол комнаты и возвращались обратно. Всё вокруг было живым и стихийным, нескучным и озорным. И Але до колик в животе захотелось оказаться там, снаружи ёлки, в этом жизнерадостном и счастливом мире людей.

А где же Виолетта? Вдруг вспомнила о подруге Аля. Ведь она же должна волноваться о её пропаже. Аля попыталась вспомнить – во что была одета Виолетта на катке. Так-так. Яркая оранжевая куртка с поясом на талии, белая вязанная шапочка с дыркой на макушке для хвоста, белый же шарф с бахромой, ярко-голубые джинсы и кипенно-белые коньки, которые родители подарили подруге к Новому Году. Куда же потом подевалась Виолетта?

А в комнате люди затеяли шутливый хоровод. Веселые лица в масках проносились мимо ёлки в стремительном движении. Ах, как Але хотелось быть вместе с ними!

Вот хоровод распался, и его участники разбрелись по комнате. Кто-то подошел близко к ёлке, и Аля услышала тихий голос, который рассказывал о чудесном подарке, приготовленном им на Новый Год для своей милой больной Янины. «Сейчас, – говорил вкрадчивый мягкий голос, – я покажу тебе один из моих трофеев. Правда, подарков изначально было два, но один пострадал – поврежден конёк на правой ноге. Но второй, яркий и нарядный, полностью целехонек».

Человек наклонился и залез головой внутрь елочных ветвей – на лице блеснула уже знакомая металлическая маска с черными глазницами. В руке он держал игрушку-фигуристку в ярко-оранжевой куртке с хвостом иссиня-черных волос, торчащим на макушке из белой шапки и развевающихся на ветру…

English version

The girl opened her eyes, expecting to see a familiar picture: the snow-white ceiling of the room, a round mirror on the wall, light white clouds on the blue sky outside the window …

But all around was a greenish darkness, illuminated by a very distant dim light through a narrow, round window with a blurry outline. When the eyes got used to the semi-darkness a little, the profile of a young man dressed in white clothes began to be guessed on the right, and on the left — like a white lamb, looking into the distance with slanted eyes. What we saw puzzled our heroine. What’s going on?

Where is her favorite bed in a cozy light room decorated in lilac and turquoise colors? And why can’t she turn her head or raise her hand as if they were filled with lead?

Outside the darkness, something was happening: muffled voices were heard, doors slammed, dishes clinked … Suddenly, a familiar melody played with very appropriate words: «Oh, share, my share …», and the light in the window began to gradually dim.

Alya tried to remember what happened yesterday. She probably disappeared from her daily life. The girl remembered that all her loved ones lived in anticipation of the New Year holidays and vacations: they bought gifts, New Year’s treats, prepared surprises and interesting entertainment, went to the cinema and the theater, for night walks and fireworks. What day is it today?

I remembered the walk with Violetta to the skating rink. Before the New Year, it was successfully frozen and soft snow fell in flakes. The ink sky looked at the girlfriends with numerous stars. They lay in the soft snow and happily jerked their hands in fluffy mittens and feet in skates with covers on. At the same time, the snow flew into the air in fluffy fountains and enveloped the laughing girls’ faces with frosty breath. At this rate, the girls reached the rink almost to the very closing. But I really wanted to ride …

Memories were hampered by a tickling recognizable aroma, which could not in any way connect in Ali’s head with something specific. There was something pleasant, fresh, frosty in this smell — maybe this sensation arose at the rink. Now a cloud of winter scent surrounded the girl from all sides.

Somewhere below, a vague movement, rustling, braking began … and suddenly the greenish darkness flashed with bright lights. Everything shone and began to sparkle. A green angel with small wings seemed to be flying somewhere, a cute gnome in a red cap was suspended on a string, there was Santa Claus with a white long beard, a thick soft red-breasted bullfinch had ruffled on a branch, wax drops of dew were poured on a ripe fragrant apple, it seemed, that the golden butterfly almost managed to fly away into the mysterious world beyond the branches of the green beauty … Yes, yes. It was a decorated Christmas tree, and Alya was inside its marvelous decoration …

Remember — what horror rolls over when a dream comes to an unsuccessful end of a chase, in which you unsuccessfully try to escape on cotton feet, and an unknown intruder is already grabbing your sleeve, or when you are forced to climb higher and higher along a battered wooden spiral staircase, where they fall apart behind you successively all the rotten steps, and below the unknown … This is exactly how Alya felt.

From a silvery mirrored recess on an elegant Christmas ball, a pretty figure skater of the early 20th century looked at the girl, similar to Gerda from the fairy tale about the Snow Queen: a blue perky hat with loose golden curls, a short silver coat, a red woolen scarf with fluttering ends, white leggings and magic silver skates. The image was overshadowed by only one unpleasantness — the toe of one of the skates was broken off, and a mirror-like cavity of the leg shone inside the boot.

Is the skater in the ball really her reflection? — thought Alya. Oh my God! What does all this mean? It seemed to her that it was very loud — so it was ringing in her ears — she was calling for help. But there was no voice, like the ability to move.

***

In the center of the skating rink there was a huge living tree. In the light of the searchlights, many silvery balls shimmered on it. Oddly enough, loud cheerful music played as if a lot of people were moving briskly on the ice. But no. The skating rink was practically empty — only in the far corner could one make out the vague outlines of a lonely figure, in which, in the light, it was only visible that a metal mask shining on his face, on which the round holes of his eyes were blackened.

Alya and Violetta happily jumped onto the ice and rolled in a circle, trying to run away from each other. Playing tag on skates was no less fervent than wallowing in the snow.

This was not enough for the girls, Violetta offered to climb inside the tree and try on the role of New Year’s gifts. So the girlfriends did. It was spacious under the tree, the lower thick branches of spruce grew freely, there was a lot of space between them, and one could imagine oneself as a bird in a cozy nest…

Ali’s memories were interrupted by someone who came very close to the tree in the room and straightened the Christmas tree decorations, looking almost inside its branches. Santa Claus turned his beard and red cheeks outward, the mirror ball was now looking at a bright light and glittered with reflected light in the corners of the rooms, the bullfinch was moved to the extreme branch much lower… But Ali’s hope that someone would notice the skater and pick it up was not justified… She remained hanging in the same place, in the dark depth of the Christmas tree.

And why did they and Violetta climb into that Christmas tree at the rink. Inside it was gloomy and dark. They found some tinsel and bandaged each other like smartly wrapped gifts. Violetta offered to freeze and wait until someone finds them here and thinks about them that they are large gift dolls. Then the girls will suddenly come to life, frightening the hapless adults. The girlfriends did not even think — how long this undertaking could take. They had a lot of fun!

And, indeed, the development of events was not long in coming. The music suddenly almost died down, the spotlights began to slowly turn off, the rink became quiet and ominous. Alya just wanted to hint that it was time to go home, when someone came up to the tree and began to push the branches with her hand. The heart of the young lady went into her heels and began to pound there with terrible force. Fear gripped her body. It was impossible to see the unknown in the dark, only a metal mask on his face flashed in the light of the last searchlight. He began to feel Alina’s legs in skates and tried to pull the girl out from under the tree. Alya clung to her skates with a death grip, but the stranger was pulling the skate boots on himself with such force that one of them burst, and the girl felt cold through the sock on her leg…

Probably, Alya lost consciousness from fear, since she did not remember anything else. What happened next?

Some people were walking around the tree decorated in the room. They laughed, called out to each other, knocked their heels, held hands, whispered something in each other’s ear, went to the far corner of the room and came back. Everything around was alive and spontaneous, boring and mischievous. And Ale, up to colic in her stomach, wanted to be there, outside the tree, in this cheerful and happy world of people.

Where is Violetta? Suddenly I remembered Al’s friend. After all, she should be worried about her missing. Alya tried to remember what Violetta was wearing at the rink. Well well. A bright orange jacket with a belt at the waist, a white knitted hat with a hole at the top for the tail, a white fringed scarf, bright blue jeans and boiling white skates that parents gave their friend for the New Year. Where did Violetta go then?

And in the room, people started a playful round dance. Cheerful faces in masks swept past the tree in impetuous movement. Oh, how Ale wanted to be with them!

The round dance broke up, and its participants scattered around the room. Someone came close to the tree, and Alya heard a quiet voice telling about the wonderful gift he had prepared for the New Year for his dear sick Yanina. “Now,” said an insinuating soft voice, “I’ll show you one of my trophies. True, there were initially two gifts, but one suffered — the skate on the right leg was damaged. But the second, bright and elegant, is completely intact. «

The man bent down and climbed his head inside the Christmas-tree branches — the already familiar metal mask with black eye sockets flashed on his face. In his hand he held a figure skater toy in a bright orange jacket with a tail of blue-black hair sticking out from a white cap on top of his head and fluttering in the wind…

Новогодняя сказка/ New Year’s Tale: 8 комментариев

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: