Троице-Сергиева Лавра #1/ Trinity-Sergius Lavra #1

English version below

Почему в 1987 году мы решили в не очень-то теплый осенний денёк поехать в подмосковный Загорск (сейчас Сергиев Посад) – теперь уже не вспомнить. Сил и неясных желаний тогда было хоть отбавляй. Со свободным временем тоже проблем не было.

Вот мы и рванули в этот городок со знаменитой на русской земле обителью – Свято-Троицкая Сергиева Лавра (Троице-Сергиева Лавра).

Загорск (Сергиев Посад). 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). 1987

Осталось впечатление дивного русского провинциального городка – уютного, милого, старинного, немного замшелого, с красивейшими видами, не понимающего своей прелести; места, где чувствуешь себя дома, где всё понятно и близко, где ощущаешь удивительную, вроде бы беспричинную радость…

Загорск (Сергиев Посад). 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). 1987
Загорск (Сергиев Посад). Блинная гора. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Pancake Mountain. 1987
Загорск (Сергиев Посад). Блинная гора. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Pancake Mountain. 1987

Ничего заранее не прочитавшие про это место силы мы вышли на смотровую площадку на Блинной горе. Ух! От панорамы Лавры, высящейся тогда перед нами, до сих пор захватывает дух! Монастырь – крепость, не лубочная, а настоящая, шестнадцать месяцев сдерживавшая осаду поляков во время смутных времен, и супостату так и не отданная. Крепкий орешек.

Троице-Сергиева Лавра. 1987/ Trinity-Sergius Lavra. 1987

Наверно, не просто так пришло время написать о Троице-Сергеевой Лавре сейчас, на Страстной неделе. Интересно вспомнить свои ощущения от этого «крепкого орешка» — насколько разными они были в разные времена и при разных обстоятельствах, приоткрыла ли Лавра нам хотя бы немного свои скорлупки, дала ли она нам возможность заглянуть в свои тайные чертоги.

Перед Лаврой живописная низина, называемая Подол. Внизу две церкви: правее — храм Великомученницы Параскевы Пятницы VII века и чуть левее — Введенский храм 1547 года. Справа внизу у речки построена небольшая Пятницкая часовня, или «Сергиевский колодец», построенный на рубеже XVII — XVIII вв. над источником, открытым, по преданию, Сергием Радонежским. От этого родника из-под крутой горы Преподобный каждодневно приносил воду для своей братии. Кирпичная, с нарядным убранством из белого камня, расположенная у дороги на берегу реки Кончуры, возведенная по типу московских многоярусных храмов, она служит примером архитектуры петровского времени, богатой мотивами европейского зодчества.

Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987
Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987
Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987

По дороге к Лавре нам, видимо, приглянулись виды Часовни: мы так и этак, в разных позах, вместе и поврозь фотографировались на её фоне. Сергиевский колодец был к тому моменту реставрирован по проекту В.И. Балдина в 1960-1970 гг. К сожалению, на настоящий момент памятник утратил некоторые части своего убранства, что видно на сделанных тогда фото. Например, бросается в глаза, что здание стояло на некотором возвышении и было окружено каменной балюстрадой, которой сейчас нет. Но невозможно кардинально изменить стройность пропорций и пластичность лепки элементов Часовни. В смутных фотографиях того времени её гармония угадывается и притягивает взгляд.

Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987
Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987
Загорск (Сергиев Посад). На фоне Пятницкой часовни. 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). Against the background of the Pyatnitskaya chapel. 1987

Каждый представляет себе место, о котором говорят – «намоленное». Вот Лавра именно такое место. Место многократного чуда, место, где человек может ощутить это чудо, если он открыт ему. Что здесь только не происходило за 700 лет! Ну хотя бы то, что здесь отец Сергий благословил войско князя Дмитрия будущего Донского перед Куликовской битвой, а в этом войске был могучий воин Пересвет, который сразился перед началом битвы с не менее могучим воином монголо-татарского войска Челубеем. Лавру разрушали татары, но потом русичи сумели ее восстановить, иконы же для Троицкого собора писал тогда не кто иной, как Андрей Рублев. В Лавре бывали все цари Российской Империи, там похоронен Борис Годунов, да и, вообще, Лавру посещали все правители России, надеясь, что молитва в этом месте убережет их от ошибок и на них снизойдет благодать и мудрость. Как я уже упоминала, в смутное время Лавра выдержала шестнадцатимесячную осаду поляков… Место силы!

Главный вход в Лавру через Святые врата. Внутри они украшены фресковой росписью на темы Жития преподобного Сергия. На одной из стен изображена история о том, как Сергий приручил медведя. В тексте Жития есть такая легенда: «…однажды святой пожалел огромного медведя, ослабевшего от голода, и принес ему хлеба. Медведь мирно съел угощение и с тех пор стал навещать своего спасителя, а потом и вовсе стал ручным…». Образ же Человека, видевшего в звере своего брата, остался на долгие века в памяти народной воплощением великого, всепобеждающего Сострадания.

Троице-Сергиева Лавра. Святые врата. Фресковая роспись на темы Жития преподобного Сергия. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Holy gates. Fresco painting on the themes of the Life of St. Sergius. 2014

Сразу после Святых ворот нашему взору предстаёт Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи (1693-1699 гг.),золоченые главки которой имеют сложную, многогранную форму, типичную для барокко. Пятиглавие было восстановлено в 1974 г. опять же во время реставрационных работ под руководством В.И. Балдина. Пять куполов, вырастающие из основного объема и составляющие компактную группу, вернули храму торжественность, соответствующую главному входу, вновь связали его композиционно с пятью главами соседнего Успенского собора. 

Троице-Сергиева Лавра. Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Gate Church. Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Gate Church. Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Gate Church. Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist. 2014

А в 2014 году мы с сестрицей и нашими подростками, девчушками еще хоть сколько-то послушного возраста, а также вооруженные уже гораздо более мощной фототехникой, посетили обитель вновь.

Троице-Сергиева Лавра. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. 2014

Она предстала перед нами пышно отреставрированной к торжествам в честь празднования 700-летия преподобного Сергия Радонежского, только что прошедшим 18 июля этого же года (две недели назад), наполненная разноголосыми туристами, с прилизанными посадками деревьев и разбитыми на территории клумбами правильной формы, с новыми скамейками и жаром, пышущим от каменных плит.

Троице-Сергиева Лавра. Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Gate Church. Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist. 2014

При этом нас порадовало, что Надвратная церковь не потеряла после масштабных реставрационных работ и в этой толчее своего очарования и яркости, изящества и соразмерности.

Троице-Сергиева Лавра. Надвратная церковь. Церковь в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. 1987/ Trinity-Sergius Lavra. Gate Church. Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist. 1987

Церковь в честь Сошествия Святого Духа на апостолов (Духовская церковь, 1476-1477 гг. ) строилась псковскими мастерами, приглашенными в Москву великим князем Иваном III. Церковь имеет отличительную особенность. Уникальное сочетание храма и звонницы, где круглый ярус звонницы с колоколами расположен на сводах церкви, получило наименование «церковь иже под колоколы». Она считается древнейшим сохранившимся сооружением подобного типа.

На фоне ярко голубого летнего неба и сияющего солнца белая церковь выглядит торжественно и празднично, несмотря на минимальность цветовой гаммы своей отделки.

Троице-Сергиева Лавра. Церковь в честь Сошествия Святого Духа на апостолов. Духовская церковь. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Church in honor of the Descent of the Holy Spirit on the Apostles. Spiritual Church. 2014

Звон же в церкви «иже под колоколы» был совершенно уникален для Москвы. Это был первоначально так называемый псковский звон, при котором балки с укрепленными на них колоколами раскачивали с земли. Звонили в колокола при помощи веревок и деревянных рычагов, прикрепленных к балкам. Колокол раскачивался вместе с держащим его брусом, при этом язык поочередно ударялся в противоположные края колокола. Такой способ звона называется еще очапным, или псковским, и до сих пор применяется в Псково-Печерском монастыре. Изначально такой тип звона имел распространение в Европе, а в России был известен только в западнорусских землях (Новгород, Псков).

Висевший на звоннице церкви особый – «всполошной» – колокол во время польско-литовской осады монастыря 1608–1610 гг. возвещал защитникам обители об опасности. 

Пятикупольный Успенский собор заложили в 1585 г. по велению царя Иоанна IV Грозногов центре Лавры, на предварительно освобожденном от старых деревянных келий месте. Государь со всем семейством присутствовал при закладке храма. Образцом для нового собора главного монастыря России был Успенский собор Московского Кремля.

Глядя на кипенно-белый Успенский собор с цветными куполами, устремленными ввысь, начинаешь думать о том, что, возможно, хорошо было бы, если бы цветовая гамма церквей, соборов и других строений Лавры была монохромной – белой, с редкими вкраплениями золотого и голубого. На фотографии Успенский собор будто бы подсмотрен мною издали украдкой. Словно я опасаюсь увидеть его в полном великолепии величественного убранства.

Троице-Сергиева Лавра. Успенский собор. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Assumption Cathedral. 2014

Наверное, каждый, кто посещал Троице-Сергиеву Лавру, обращал внимание на надпись на западном входе в Успенский собор «Ведомому Богу».

Троице-Сергиева Лавра. Успенский собор и Надкладезная часовня. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. The Assumption Cathedral and the Nadkladaznaya chapel. 2014

Что она означает и как появилась?

Надпись «Ведомому Богу» — это аллюзия на 17 главу книги Деяний, где описывается пребывание апостола Павла в Афинах и, в частности, говорится, что апостол Павел там нашел жертвенник с надписью «Неведомому богу» и использовал ее как повод для проповеди.

Эта надпись была сделана по распоряжению митрополита Платона (Левшина) и была своего рода ответом на вопросы XVIII века, когда «просвещенные» умы делали акцент только на знании, а вера воспринималась как что-то уже ушедшее и неважное.
Для каждого христианина надпись «Ведомому Богу» является настоящим подтверждением того, что он не только верует, но и знает, что Иисус Христос есть Бог и Творец всего сущего по воле Бога Отца, первопричине бытия.

Троице-Сергиева Лавра. Успенский собор и Надкладезная часовня, за ней Духовская церковь. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. The Assumption Cathedral and the Nadladeznaya chapel, behind it the Spiritual Church. 2014

Надкладезная часовня (1644 г. – кон. XVII в.) (Успенский кладезь) была устроена в 1644 г. у Успенского собора над открывшимся здесь источником целебной воды. Родник этот вначале был обстроен деревянным срубом в виде кельи, а впоследствии его сменила ныне существующая часовня.

Троице-Сергиева Лавра. Надкладезная часовня. Соборная площадь: Сень над крестом, Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. The overhead chapel. Cathedral Square: Canopy over The Cross, Trinity Cathedral, Treasury building. 2014

Миниатюрная часовня богато украшена резьбой и покрыта многоцветной росписью, повторяет образец так называемых ярусных храмов. После реставрации она такая по-игрушечному затейливая, нарядная, декоративная.

Троице-Сергиева Лавра. Резьба Надкладезной часовни. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Carving of the Overhead Chapel. 2014

Напротив находится Сень над крестом. Это бассейн для освящения воды, с сенью над ним в виде изящного шатра с куполом и крестом, который был сооружен в Троице-Сергиевой Лавре в 1872 г. на соборной площади. В центре бассейна установлен крест, из горизонтальной перекладины которого в бассейн стекает целебная вода, поступающая из Успенского кладезя.

Троице-Сергиева Лавра. Сень над крестом. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Canopy over The Cross. 2014

Троицкий собор — главный соборный храм и древнейшее из сохранившихся сооружений Троицкого монастыря, крупнейший мужского монастыря Русской православной церкви, располагающегося на территории Лавры.

Троице-Сергиева Лавра. Троицкий собор. 1987/ Trinity-Sergius Lavra. Trinity Cathedral. 1987

С нашей точки зрения, это самое сильное по воздействию на людей здание Лавры. Собор создает впечатление величественного и мощного сооружения чистого белого цвета, над которым высится золотой купол. Все формы храма просты и компактны. Суровая красота и лаконичность декора — белокаменных резных поясов с повторяющимися мотивами вплетенных крестов и цветов — придают собору черты совершенства, которые летописец выразил словами: «церковь прекрасная воздвижена». Не зря я фотографировала Троицкий собор многократно – хотелось сохранить иллюзию того, что кадр запечатлеет настоящую силу его воздействия.

Троице-Сергиева Лавра. Троицкий собор. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Trinity Cathedral. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Соборная площадь: Сень над крестом, Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Cathedral Square: Canopy over The Cross, Trinity Cathedral, Treasury building. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Соборная площадь: Надкладезная часовня, Сень над крестом, Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Cathedral Square: The overhead chapel, Canopy over The Cross, Trinity Cathedral, Treasury building. 2014

Сергий Радонежский имел дар предвидения, еще за полгода узнал о своей смерти и успел к ней подготовиться. Тогда он уже был глубоким старцем. Назначив преемника в монастыре, в лице своего любимого ученика Никона, 8 октября по новому стилю 1392 года отошел в мир иной.

Через 30 лет после его смерти люди обнаружили его нетленные мощи. С ними тоже было связано много чудес, и в 1452 году Сергия Радонежского причислили к лику святых.

Собор был воздвигнут преподобным Никоном в честь основателя монастыря Сергия Радонежского на месте первой деревянной Троицкой церкви. Строительство храма осуществлялось при содействии сына великого князя Дмитрия Донского – князя Юрия Дмитриевича, крестника Сергия Радонежского.

Троице-Сергиева Лавра. Троицкий собор. 1987/ Trinity-Sergius Lavra. Trinity Cathedral. 1987

Святые мощи преподобного Сергия – главная святыняобители, сейчас хранятся в Троицком соборе в серебряной раке.

Это единственный храм Лавры, где не разрешается фотографировать, в нем круглосуточно идет молебен.

Иконы и фрески Троицкого собора выполнены артелью мастеров под руководством преподобного Андрея Рублева и Даниила Черного в 1425-1427 гг. В качестве главной храмовой иконы «в похвалу Преподобному Сергию» была написана икона «Троица» — великое творение Андрея Рублева и самое известное в мире произведение русской иконописи. Идея Триединого Бога воплощена в иконе с удивительным совершенством. Образ исполнен глубокого смысла, отражая суть подвижнического служения Преподобного Сергия: «дабы воззрением на Святую Троицу искоренялась ненавистная рознь мира сего» (с 1929 г. икона хранится в Государственной Третьяковской галерее; в иконостасе представлена копия). 

Троица. Андрей Рублев/ Trinity. Andrey Rublev

Троицкий собор примыкает к Казначейскому корпусу, памятнику архитектуры ХVI-ХVII вв. Он предназначался для размещения келий братии Лавры. Казначейский корпус был покрыт декоративными кокошниками, часть которых была восстановлена и которые мы можем увидеть справа от входа. Такой архитектурный прием в палатном строительстве нигде больше не встречается.

Троице-Сергиева Лавра. Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Treasury building. 2014

Сегодня, как и многие сотни лет, тут располагаются монастырские кельи. Каково в таком потоке посетителей живется здешним монахам? Нам трудно это представить.

Троице-Сергиева Лавра. Соборная площадь: Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Cathedral Square: Trinity Cathedral, Treasury building. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Соборная площадь: Сень над крестом, Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Cathedral Square: Canopy over The Cross, Trinity Cathedral, Treasury building. 2014
Троице-Сергиева Лавра. Соборная площадь: Сень над крестом, Троицкий собор, Казначейский корпус. 2014/ Trinity-Sergius Lavra. Cathedral Square: Canopy over The Cross, Trinity Cathedral, Treasury building. 2014

Трехэтажное здание Казначейского корпуса замыкает собой с запада соборную монастырскую площадь.

Подобно завершению осмотра строений соборной площади и я закончу свою публикацию.

Загорск (Сергиев Посад). 1987/ Zagorsk (Sergiev Posad). 1987

Об остальных впечатлениях и строениях Троице-Сергиевой Лавры читайте в следующей части.

English version

Why in 1987 we decided to go to Zagorsk near Moscow (now Sergiev Posad) on a not very warm autumn day — now I can’t remember. There was more than enough strength and vague desires then. There were no problems with free time either.

So we went to this town with the famous monastery on Russian soil — the Holy Trinity Lavra of St. Sergius (Trinity-Sergius Lavra).

Remained the impression of a marvelous Russian provincial town — cozy, sweet, old, a little mossy, with beautiful views, not understanding its charm; places where you feel at home, where everything is clear and close, where you feel amazing, seemingly unreasonable joy …

Having not read anything in advance about this place of power, we went to the observation deck on Blinnaya Gora. Wow! The panorama of the Lavra, then towering in front of us, is still breathtaking! The monastery is a fortress, not a popular print, but a real one, which held back the siege of the Poles during the times of trouble for sixteen months, and was never surrendered to the foe. “Tough nut”.

Probably, it is not just that the time has come to write about the Trinity-Sergeev Lavra now, during Holy Week. It is interesting to recall your feelings from this «tough nut» — how different they were at different times and under different circumstances, whether Lavra opened us at least a little of her shells, whether she gave us an opportunity to look into her secrets.

In front of the Lavra there is a picturesque lowland called Podol. Below are two churches: to the right — the temple of the Great Martyr Paraskeva Friday of the 7th century and a little to the left — the Vvedensky temple of 1547. A small Pyatnitskaya chapel, or «Sergievsky well», built at the turn of the 17th — 18th centuries, was built at the bottom right of the river over a source discovered, according to legend, by Sergius of Radonezh. From this spring, from under a steep mountain, the monk daily brought water for his brethren. Brick, with elegant decoration of white stone, located by the road on the bank of the Konchura River, erected like Moscow multi-tiered churches, it serves as an example of the architecture of Peter the Great, rich in motives of European architecture.

On the way to the Lavra, we apparently liked the views of the Chapel: this way and that, in different poses, we took pictures together and separately against its background. The Sergievsky well was by that time restored according to the project of V.I. Baldin in 1960-1970. Unfortunately, at the moment the monument has lost some of its decoration, which can be seen in the photos taken then. For example, it is striking that the building stood on a certain elevation and was surrounded by a stone balustrade, which does not exist now. But it is impossible to radically change the harmony of proportions and the plasticity of the sculpting of the elements of the Chapel. In vague photographs of that time, her harmony is guessed and attracts the eye.

Everyone imagines the place they talk about — «prayed». Here is the Lavra just such a place. A place of repeated miracles, a place where a person can experience this miracle if he is open to him. What has not happened here for 700 years! Well, at least the fact that here Father Sergius blessed the army of Prince Dmitry of the future Donskoy before the Battle of Kulikovo, and in this army there was a mighty warrior Peresvet, who fought before the start of the battle with an equally powerful warrior of the Mongol-Tatar army, Chelubey. The Lavra was destroyed by the Tatars, but then the Russians managed to restore it, while the icons for the Trinity Cathedral were painted by none other than Andrei Rublev. All the kings of the Russian Empire visited the Lavra, Boris Godunov is buried there, and, in general, all the rulers of Russia visited the Lavra, hoping that prayer in this place will save them from mistakes and grace and wisdom will descend on them. As I have already mentioned, in the time of troubles the Lavra withstood the sixteen-month siege of the Poles … A place of power!

The main entrance to the Lavra is through the Holy Gates. Inside, they are decorated with fresco paintings on the themes of the Life of St. Sergius. One of the walls depicts the story of how Sergius tamed a bear. The text of the Life contains the following legend: “… once the saint took pity on a huge bear, weakened from hunger, and brought him bread. The bear peacefully ate the treat and since then began to visit his savior, and then he completely became tame … ”. The image of the Man who saw his brother in the beast remained for many centuries in the people’s memory as the embodiment of the great, all-conquering Compassion.

Immediately after the Holy Gates, we see the Gate Church, the Church in honor of the Nativity of St. John the Baptist (1693-1699), whose gilded domes have a complex, multifaceted shape, typical of the Baroque.The five-domed dome was restored in 1974, again during the restoration work under the leadership of V.I. Baldin. Five domes, growing out of the main volume and making up a compact group, returned the solemnity to the temple, corresponding to the main entrance, again connected it compositionally with the five chapters of the neighboring Assumption Cathedral.

And in 2014, my sister and my teenagers, little girls of a somewhat obedient age, as well as armed with much more powerful photographic equipment, visited the monastery again.

She appeared before us magnificently restored for the celebrations in honor of the 700th anniversary of the Reverend Sergius of Radonezh, which had just passed on July 18 of the same year (two weeks ago), filled with discordant tourists, with slicked tree plantings and regular-shaped flower beds laid out on the territory, with new benches and the heat radiating from the stone slabs.

At the same time, we were pleased that the Gate Church did not lose after large-scale restoration work and in this crowd of its charm and brightness, grace and proportion.

The Church in honor of the Descent of the Holy Spirit on the Apostles (Spiritual Church, 1476-1477) was built by Pskov craftsmen invited to Moscow by Grand Duke Ivan III. The church has a distinctive feature. The unique combination of the temple and the belfry, where the round tier of the belfry with bells is located on the vaults of the church, has received the name «like the bells». It is considered the oldest surviving structure of this type.

Against the background of the bright blue summer sky and the shining sun, the white church looks solemn and festive, despite the minimal color scheme of its decoration.

The ringing in the church «like the bells» was completely unique for Moscow. This was originally the so-called Pskov ringing, in which beams with bells attached to them were swinging from the ground. Bells were rung with ropes and wooden levers attached to beams. The bell swung along with the bar holding it, while the tongue alternately hit the opposite edges of the bell. This method of ringing is also called ochapny, or Pskov, and is still used in the Pskov-Pechersky monastery. Initially, this type of ringing was widespread in Europe, and in Russia it was known only in the Western Russian lands (Novgorod, Pskov).

Hanging on the belfry of the church is a special — «flashy» — bell during the Polish-Lithuanian siege of the monastery in 1608-1610. announced the danger to the defenders of the monastery.

The five-domed Assumption Cathedral was founded in 1585 at the behest of Tsar Ivan IV the Terrible in the center of the Lavra, in a place previously freed from old wooden cells. The sovereign with all his family was present at the laying of the church. The model for the new cathedral of the main monastery of Russia was the Assumption Cathedral of the Moscow Kremlin.

Looking at the boiling white Assumption Cathedral with colored domes directed upward, you begin to think that it might be nice if the color scheme of churches, cathedrals and other buildings of the Lavra was monochrome — white, with rare splashes of gold and blue. In the photograph, the Assumption Cathedral seems to have been spied on by me from a distance. As if I am afraid to see him in full splendor of stately decoration.

Probably, everyone who visited the Trinity-Sergius Lavra paid attention to the inscription on the western entrance to the Cathedral of the Assumption «To the Known God».

What does it mean and how did it appear?

The inscription «To the Known God» is an allusion to the 17th chapter of the book of Acts, which describes the stay of the Apostle Paul in Athens and, in particular, says that the Apostle Paul found there an altar with the inscription «To the Unknown God» and used it as a pretext for preaching.

This inscription was made by order of Metropolitan Platon (Levshin) and was a kind of answer to the questions of the 18th century, when «enlightened» minds focused only on knowledge, and faith was perceived as something already gone and unimportant.

For every Christian, the inscription «To the Known God» is a real confirmation that he not only believes, but also knows that Jesus Christ is God and the Creator of all things by the will of God the Father, the primary cause of being.

The Overhead Chapel (1644 — the end of the 17th century) (the Assumption treasure) was erected in 1644 near the Assumption Cathedral over the source of healing water that opened here. This spring was first built up with a wooden frame in the form of a cell, and later it was replaced by the now existing chapel.

The miniature chapel is richly decorated with carvings and covered with multicolored paintings, repeating the pattern of the so-called tiered temples. After restoration, it is so intricate as a toy, elegant, decorative.

Opposite is Canopy above The Cross. This pool for the consecration of water, with a canopy above it in the form of an elegant tent with a dome and a cross, was built in the Trinity-Sergius Lavra in 1872 on the cathedral square. In the center of the pool, a cross is installed, from the horizontal crossbeam of which healing water flows into the pool, coming from the Uspensky treasure.

Trinity Cathedral is the main cathedral church and the oldest surviving structure of the Trinity Monastery, the largest male monastery of the Russian Orthodox Church, located on the territory of the Lavra.

From our point of view, this is the most powerful building of the Lavra in terms of impact on people. The cathedral gives the impression of a majestic and powerful structure of pure white color, over which a golden dome rises. All forms of the temple are simple and compact. The austere beauty and laconism of the decor — white stone carved belts with repeating motifs of woven crosses and flowers — give the cathedral the features of perfection, which the chronicler expressed with the words: «a beautiful church has been erected.» It was not for nothing that I photographed the Trinity Cathedral many times — I wanted to preserve the illusion that the frame would capture the real power of its impact.

Sergius of Radonezh had the gift of foresight, learned about his death in six months and managed to prepare for it. Then he was already a deep old man. Having appointed a successor in the monastery, in the person of his beloved disciple Nikon, on October 8, according to the new style of 1392, he departed into another world.

Thirty years after his death, people discovered his incorruptible relics. Many miracles were also associated with them, and in 1452 Sergius of Radonezh was canonized.

The cathedral was erected by the Monk Nikon in honor of the founder of the monastery Sergius of Radonezh on the site of the first wooden Trinity Church. The construction of the temple was carried out with the assistance of the son of the Grand Duke Dmitry Donskoy — Prince Yuri Dmitrievich, godson of Sergius of Radonezh.

The holy relics of St. Sergius are the main shrine of the monastery, now they are kept in the Trinity Cathedral in a silver shrine.

This is the only temple of the Lavra, where photography is not allowed, there is a prayer service around the clock.

The icons and frescoes of the Trinity Cathedral were made by an artel of craftsmen under the direction of the Monks Andrei Rublev and Daniel the Black in 1425-1427. As the main temple icon «in praise of St. Sergius» the icon «Trinity» was painted — the great creation of Andrei Rublev and the most famous work of Russian icon painting in the world. The idea of ​​the Triune God is embodied in the icon with amazing perfection. The image is full of deep meaning, reflecting the essence of the ascetic ministry of St. Sergius: “so that the hateful discord of this world may be eradicated by the view of the Holy Trinity” (since 1929 the icon has been kept in the State Tretyakov Gallery; a copy is presented in the iconostasis).

The Trinity Cathedral adjoins the Treasury building, an architectural monument of the 16th-17th centuries. It was intended to house the cells of the Lavra brethren. The Treasury building was covered with decorative kokoshniks, some of which were restored and which we can see to the right of the entrance. Such an architectural technique is not found anywhere else in ward building.

Today, like many hundreds of years, monastery cells are located here. What is it like for the local monks living in such a flow of visitors? It’s hard for us to imagine.

The three-storey building of the Treasury building encloses the cathedral monastery square from the west.

Similar to the completion of the inspection of the buildings of the Cathedral Square, and I will finish my publication. Read about the rest of the impressions and buildings of the Trinity-Sergius Lavra in the next part.

Троице-Сергиева Лавра #1/ Trinity-Sergius Lavra #1: 33 комментария

Добавьте свой

    1. Тогда был обычный серый провинциальный городок с водой из колонок. А Лавра и тогда была мощной крепостью. Не очень-то ухоженной. Мне, честно говоря, это было милее, чем та же обитель с иголочки.

      Нравится 2 людей

    1. Вот и не знаю — больше ли мне понравилась Лавра в торжественном облике, в столпотворении людей в наши дни. Наверно, мне милее обитель того времени. Более суровая, сдержанная, больше обращенная внутрь себя, чем наружу.
      А модные — это уж старались все тогда, как могли. 😊 шапку сама вязала. Брюки вельветовые подруга привезла себе из Финляндии — ей не подошли… куртку на распродаже купили. С миру по нитке — голову в штаны😊

      Нравится 2 людей

      1. Я согласна, мне тоже больше по душе старые намоленные места, чем новодела. В старых чувствуется народная душа. Совершенно особая энергетика!

        Нравится 2 людей

      1. Я тогда была студенткой, внештатным корреспондентом в молодежной газете. Меня отправили в командировку. Там уже соединили с молодой журналисткой из Болгарии. Нам показывали «шик и блеск», причем мало. П.ч. у девушки болела голова, ее тошнило (она сразу прибыла после прилета). Сегодня помню только впечатления

        Нравится 1 человек

      2. Точно-точно. В Советское время было принято показывать только самое лучшее. Но что интересно — там и обычное было для нас близким и замечательным. Такое место.
        У вас, наверно, был очерк по результатам поездки?

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: