Ливадийский дворец. Царская семья/ Livadia Palace. Royal family

English version below

Больше полувека Ливадия оставалась любимой летней резиденцией императорской семьи.

Анна Александровна Танеева, близкий друг Царской семьи, так описывает в своих воспоминаниях Ливадию:

«Трудно описать красоту этого места на фоне обросших густыми лесами гор, вершины которых большую часть года покрыты снегом, расстилающихся цветущих садов и виноградников. Осенью полное изобилие винограда и всевозможных фруктов, весной неисчислимое количество цветущих деревьев, кустов, а всего больше роз: розы всех сортов, всех цветов; ими покрыты все стены строений, все склоны гор в парке, лужайки, беседки. И тут же рядом — глицинии, море фиалок, целые аллеи золотого дождя; по местам такой одуряющий аромат, что голова кружилась.
А какое горячее солнце и синее море!.. <…> Татары в своих живописных костюмах, женщины в шитых золотом платьях, белые мечети в аулах придавали особую поэзию местности.
Много незабываемого времени было проведено Царской семьей в Крыму.»

10 октября 1894 года было «чудным жарким днем», как записал в дневнике наследник Николай Александрович. В этот день он встречал на даче «Голубка» в Алуште свою невесту Викторию Алису Елену Луизу Беатрису Гессен-Дармштадтскую, ненаглядную Аликс. Вся Царская семья находилась в Крыму, в Ливадии, где тяжелая болезнь приковала к постели Государя Александра III. Задерганные царские адъютанты забыли послать за Аликc к границе специальный императорский поезд, и будущей императрице пришлось сесть на обычный скорый. До Ливадии наследник с невестой ехали в открытой коляске. Молва бежала впереди них. Дорога была усеяна толпами любопытных, в коляску молодых летели букеты, в деревнях их встречали хлебом-солью…

«Боже мой, Боже мой, что за день! Господь отозвал к себе нашего обожаемого дорогого горячо любимого Папа. Голова кругом идёт, верить не хочется – кажется до того неправдоподобной ужасная действительность», – записал всего через 10 дней в своем дневнике в четверг, 20 октября, будущий Император Николай II.

На следующий день в Крестовоздвиженской домовой церкви прошла панихида по почившему Императору Александру III, царская невеста принцесса Алиса Гессен-Дармштадская приняла православие и новое имя, преобразившись в благоверную великую княгиню Александру Федоровну, и там же наследник Николай Александрович принял присягу на верность Российскому престолу.

Крестовоздвиженская домовая церковь. Ливадия/ Holy Cross House Church. Livadia

Эта церковь, видевшая столько важнейших для российского государства событий, – одно из самых интересных и значимых сооружений ливадийского наследия, построенная еще архитектором Монигетти в 1863 году.

Известный писатель и путешественник Е. Марков, посетивший Крым, так описывал это строение: «Церковь при Дворце крошечная, но изящная как игрушка. Это настоящий образец византийско-русского стиля».

Звонница рядом с Крестовоздвиженской домовой церковью. Ливадия/ The belfry next to the Holy Cross House Church. Livadia

Маленький размер строения был обусловлен тем, что храм предназначался только для императорской семьи и ее ближайшего окружения. Квадратная, однокупольная церковь была богато украшена: иконостас из белого резного мрамора, более 50 святых образов с тремя большими панно, литые врата с паникадилом из бронзы, дорогие ковры, привезенные из самого Парижа. В храме покоились бесценные реликвии, мощи святых, привезенные в дар монаршей семье из далекой Палестины и от потомков грузинских царей.

Крестовоздвиженская домовая церковь. Ливадия/ Holy Cross House Church. Livadia

Николай II слишком сильно любил Ливадию – это место беззаботных игр своего детства. Поэтому, несмотря на тяжесть произошедших здесь в 1894 году событий, с 1896 года посещения царской семьей здешней летней резиденции стали опять регулярными.

Когда в 1909 году было принято решение разобрать старый Большой Ливадийский дворец и на его месте построить новый, то Николай Петрович Краснов, ялтинский архитектор, замечательный мастер своего дела великолепно справился с поставленной задачей – им был возведен изумительный дворец из белого инкерманского камня в стиле Итальянского Возрождения. Белый дворец был действительно жемчужиной, какую можно встретить разве только в Италии. Выполнив все пожелания заказчика, архитектор сумел совместить в проекте стили историзма и модерна, включить все свои творческие идеи и технические решения. Причем, учитывая гигантское количество инженерных новшеств, реализованных в проекте, создатель дворца уложился в баснословно короткий срок – 17 месяцев.

Ливадия. Начало XX века/ Livadia. Early 20th century

По сравнению с другими царскими резиденциями поражает именно современность Ливадийского дворца. Это связано, в первую очередь, не только с применением всевозможных технических новаций при его оборудовании (электрическое освещение, лифт, централизованное печное отопление, вентиляция (увлажнение), центральное водоснабжение, канализация, центральное пылеудаление, система полива для растений в саду), а скорее со сдержанностью внутренней отделки и планировки интерьеров, которые в большинстве жилых комнат дворца и сейчас смотрятся актуально для использования этих идей в обеспеченных домах нашего времени.

Легкий праздничный стиль итальянского ренессанса соединил «величавое впечатление дворца с мягким покоем загородного дома». 58 жилых комнат, 116 отдельных помещений, роскошный главный вход с колоннами голубовато-белого каррарского мрамора с прохладными резными скамейками, милый «итальянский» и «арабский» дворики, грифоны, химеры, цветники, фонтаны…

Мы посетили дворец в чудесный солнечный летний день; на небе были видны легкие облачка; на море – штиль. С высокого берега открывался изумительный вид на дальнюю овальную бухту, на Ялту, домики которой как будто кто-то держал в раскрытых ладонях, а дальше – на темно-зеленый хребет и за ним знаменитую «Медведь-гору».

Вид на Ялтинский залив из Ливадии/ View of the Yalta Bay from Livadia

Море под щедрыми лучами солнца сверкало мириадами искр. По его бирюзовой глади скользили белоснежные корабли, оставляя за собой серебристый след.

Перед нами возник двухэтажный, радующий глаз, очень удачно вписанный в прибрежный пейзаж, Царский дворец; он был окружен пальмами, магнолиями, олеандрами, кустами розмарина…

Вход на территорию Ливадийского парка/ Entrance to the territory of Livadia Park

Вот какими словами изложил Николай II в письме матери свои первые впечатления: «Мы не находим слов, чтобы выразить нашу радость и удовольствие иметь такой дом, выстроенный именно так, как хотели. Архитектор Краснов удивительный молодец <…> В помещениях столько света, а ты помнишь, как было темно в старом доме…»

Это удивительно, но мы тоже, как и Царская семья, испытали радость при первом взгляде на Ливадийский дворец. 

Наши впечатления от парадных помещений летней царской резиденции в Крыму я описала в публикации Ливадийский дворец. Ялтинская конференция.

Для полноты представления о планировке первого этажа дворца надо еще обязательно рассказать про внутренний итальянский дворик – композиционный центр комплекса в виде патио.

Итальянский дворик. Ливадия/ Italian courtyard. Livadia

Краснов взял за основу четырехугольное ядро внутреннего дворика и нарастил вокруг него сложную систему архитектурных объемов. Дворик был задуман как место для прогулок и отдыха Царской семьи и выдержан в стиле эпохи Возрождения: пространство дворика со всех сторон ограничено колоннадой в тосканском стиле, центром архитектурной композиции служит мраморный фонтан, от которого расходятся прямые дорожки в разные части дома.

Итальянский дворик. Ливадия/ Italian courtyard. Livadia
Итальянский дворик. Ливадия/ Italian courtyard. Livadia
Колоннада Итальянского дворика. Ливадия/ Kolonnada Ital’yanskogo dvorika. Livadiya
Скамейки. Итальянский дворик. Ливадия/ Benches. Italian courtyard. Livadia
Скамейки. Итальянский дворик. Ливадия/ Benches. Italian courtyard. Livadia

Для отдыха вдоль стен расставлены затейливые мраморные скамейки.

Пожалуй, Итальянский дворик — это одно из самых красивых мест дворца.

Арабский дворик. Ливадия/ Arabian courtyard. Livadia

Также на территории первого этажа здания был оборудован нарядный Арабский дворик, который не предназначался для прогулок, а служил только источником света. Он украшен великолепными плитами с восточным орнаментом.

Арабский дворик. Ливадия/ Arabian courtyard. Livadia

Вообще, царский отдых в Ливадии, по современным понятиям, был довольно неприхотлив.

Вся семья, кроме, пожалуй, Александры Федоровны, увлекалась прогулками на автомобилях, благо крымские дороги позволяли. Прогулки на «моторах» чередовались с морскими — на комфортабельной императорской яхте «Штандарт». Судно было построено в Дании в 1893 году, его длина превышала 112 м, ширина — 15 м, а крейсерская скорость достигала 15-ти с половиной узлов.

Императорская яхта «Штандарт» на пирсе порта Ялта. Начало XX века/ Imperial yacht «Standart» on the pier of the port of Yalta. Early 20th century

Для создания представления о жизни Царской семьи на отдыхе в Крыму особенно интересно познакомиться с жилыми покоями дворца, расположенными на втором этаже здания.

Дверь в коридор на второй этаж. Ливадийский дворец/ Door to the corridor to the second floor. Livadia Palace

Поднявшись по лестнице на второй этаж, мы попадаем в рабочий кабинет Государя Императора.

Лестница на второй этаж. Ливадийский дворец/ Stairs to the second floor. Livadia Palace
Верхний рабочий кабинет Государя Императора. Ливадийский дворец/ The upper study of the Sovereign Emperor. Livadia Palace
Верхний рабочий кабинет Государя Императора. Ливадийский дворец/ The upper study of the Sovereign Emperor. Livadia Palace

Сразу обращают на себя внимание его размеры, его строгий вид, продуманность планировки, удачное размещение в угловой части особняка, обилие больших высоких окон и, как следствие этого, обилие солнечного света в нем. У окон, выходящих к морю, находится большой письменный стол, а рядом с ним – герб Российской Империи; в противоположной части кабинета – удивительной красоты камин.

«Да, заниматься в таком кабинете – одно удовольствие, – подумали мы. – Создается впечатление, что у Николая Александровича всегда было прекрасное настроение, когда он входил сюда».

Мы не ошиблись. В 1911 году Государь занес такую запись в свой дневник: «Я в восторге от своего верхнего кабинета!»

Видимо, в отличие от своего Парадного приемного кабинета (на первом этаже), выполненного в «стиле ампир».

Парадный приемный кабинет императора (на первом этаже). Ливадийский дворец/ State reception office of the emperor (on the first floor). Livadia Palace
Парадный приемный кабинет императора (на первом этаже). Ливадийский дворец/ State reception office of the emperor (on the first floor). Livadia Palace
Парадный приемный кабинет императора (на первом этаже). Ливадийский дворец/ State reception office of the emperor (on the first floor). Livadia Palace

Ампирным в нем было, в основном, использование красного дерева: рама огромного зеркала над классическим беломраморным камином, обрамление стен, затянутых светлым шелком, наличники и дверные полотна, а также корпусная мебель (многочисленные расставленные вдоль стен шкафчики), выполненные мастерами петербургской мебельной фирмы Ф. Мельцера.

Муж немножко загрустил и призадумался: бывает же у главы семейства и два кабинета – любимый и не очень…

Лестница на второй этаж. Ливадийский дворец/ Stairs to the second floor. Livadia Palace

В конце прошлого века в верхний кабинет последнего Государя российского возвратился вышитый ковер, на котором изображен Царь Николай II, Царица Александра и Цесаревич Алексей, подаренный Государю Императору персидским шахом в честь 300-летия Дома Романовых. Его выкупил известный коллекционер и меценат – барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн, который безвозмездно возвратил Ливадийскому дворцу некогда пропавший ковер.

Вышитый ковер, на котором изображен Царь Николай II, Царица Александра и Цесаревич Алексей. Верхний рабочий кабинет Императора. Ливадийский дворец/ Embroidered carpet depicting Tsar Nicholas II, Tsarina Alexandra and Tsarevich Alexei. The upper study of the Emperor. Livadia Palace

В интерьере Рабочего кабинета императрицы мы видим светлые породы дерева – они как будто дополнительно освещают комнату и делают ее нарядной. Облицованный белой плиткой камин обрамлен рамкой из деревянной ясеневой этажерки, в верхней части которой вмонтировано зеркало. В кабинете императрицы стоит специальный письменный стол со встроенной доской для рисования, ведь его хозяйка очень любила рисовать.

Фотографию рабочего кабинета императрицы я не делала, поэтому привожу изображение комнаты, взятое из интернета.

Рабочий кабинет Императрицы Александры Федоровны. Ливадийский дворец/ Study of Empress Alexandra Feodorovna. Livadia Palace

Будуар императрицы — самый, пожалуй, красивый из всех личных покоев императорской семьи. Предназначался он для семейных посиделок и использовался как гостиная. В его отделке применялось светлое дерево клена. Теплая, почти шелковистая структура дерева белого клена усиливает общее радостное впечатление от интерьера. Лучистая красивая комната сочетает в себе изящество форм и легкость пропорций. Здесь не только общались, но и ставили домашние спектакли и концерты, музицировали.

Со светлой отделкой этой комнаты прекрасно гармонирует рояль белого цвета, старый дворцовый рояль немецкой фирмы «Беккер», клавиши которого, возможно, еще помнят тепло пальцев последней императрицы России. А появился он здесь не случайно, ведь хозяйка дома была талантливой пианисткой. Шикарные картины, оригинальные вазы, изысканные детали декора – всё выдавало хороший вкус императрицы. О том, что комната была наполнена материнской любовью и лаской, свидетельствуют сохранившиеся предметы интерьера, фотографии членов царской семьи.

Будуар (гостиная) Императрицы Александры Федоровны. Ливадийский дворец/ Boudoir (drawing room) of Empress Alexandra Feodorovna. Livadia Palace
Будуар (гостиная) Императрицы Александры Федоровны. Ливадийский дворец/ Boudoir (drawing room) of Empress Alexandra Feodorovna. Livadia Palace
Будуар (гостиная) Императрицы Александры Федоровны. Ливадийский дворец/ Boudoir (drawing room) of Empress Alexandra Feodorovna. Livadia Palace

Из всех предметов мебели императрицы до наших дней сохранился трехстворчатый стеклянный шкаф Будуара со встроенными стеклами, а в Рабочем кабинете – овальные зеркала и акварельные картины.

Библиотека. Ливадийский дворец/ Library. Livadia Palace

Есть на втором этаже дворца и библиотека в духе аристократической строгости и простоты. Книжные шкафы из красного дерева полностью опоясывают стены, создавая ощущение сплошной деревянной обшивки. Фотографии, бывшие одними из главных увлечений царственных особ, выставлены во множестве в библиотеке и в других комнатах дворца – это в основном любительские фото об отдыхе императорской семьи в Ливадии.

Библиотека. Ливадийский дворец/ Library. Livadia Palace
Библиотека. Ливадийский дворец/ Library. Livadia Palace
Библиотека. Ливадийский дворец/ Library. Livadia Palace

Наибольших успехов в искусстве фотографии достигла императрица-мать Мария Федоровна. Редакция популярного тогда мюнхенского журнала «Фотографический мир» даже попросила ее прислать свои работы для альбома «Фотографическое искусство Высочайших Особ».
Для Николая II фирма «Кодак» изготовила специальную фотокамеру, позволявшую делать панорамные снимки. Многие из них сейчас представляют большую историческую ценность. Государь оказывал покровительство русскому изобретателю цветного фотографирования Прокудину-Горскому. Первые свои опыты в этой области Сергей Михайлович продемонстрировал перед Царской семьей именно в Ливадии, в 1909 году.

Вечера во дворце посвящались чтению, семейным театральным постановкам, а порой — киносеансам.

Так, в 1911 году в здании «Музыкальной казармы», переоборудованной в кинозал, впервые демонстрировался полнометражный фильм «Оборона Севастополя», снятый одним из первых деятелей русской кинопромышленности Александром Ханжонковым, впоследствии основавшим в Ялте киностудию. Вместе с Царской семьей ленту смотрели солдаты и офицеры охраны, а также дворцовая прислуга.

Для общения и приема пищи императорское семейство предпочитало Малую столовую, расположившуюся среди покоев второго этажа. Помещение средних размеров только под семейные трапезы и годилось, отделано и оформлено оно было сообразно вкусам Романовых.  Сейчас обеденный стол сервирован на несколько персон предметами сервиза с надписью Ливадия. В сторонке стоит столик с самоваром, демонстрирующий готовность к традиционной чайной церемонии.

Малая столовая. Ливадийский дворец/ Small dining room. Livadia Palace
Малая столовая. Ливадийский дворец/ Small dining room. Livadia Palace
Малая столовая. Ливадийский дворец/ Small dining room. Livadia Palace

Спальня царственных супругов – одно из самых светлых помещений из всех, которыми располагает Ливадийский дворец.

Опочивальня Их Величеств. Ливадийский дворец/ The Bedchamber of Their Majesties. Livadia Palace
Опочивальня Их Величеств. Ливадийский дворец/ The Bedchamber of Their Majesties. Livadia Palace
Опочивальня Их Величеств. Ливадийский дворец/ The Bedchamber of Their Majesties. Livadia Palace

Три больших окна дают достаточно солнечного света, плюс яркая люстра и отражение от светлых стен. Для мебели выбраны светлые сорта древесины, полоски на обивке зрительно увеличивают высоту. Как и во многих других залах, центром помещения выглядит декоративный камин, окруженный застекленными шкафами. Он облицован изразцовой плиткой зеленоватых тонов, огражден декоративной решеткой. Здесь все сделано для создания спокойной обстановки умиротворения перед ночным отдыхом.

Примечательно, что из комнаты есть выход на широкий балкон. В прошлом он использовался для семейных обедов и чаепитий.

Опочивальня Их Величеств. Вид на балкон. Ливадийский дворец/ The Bedchamber of Their Majesties.View of the balcony from the bedroom. Livadia Palace

В дневнике Николая II есть такая запись об обычном режиме дня семьи:

«День мы проводим обыкновенно следующим образом: встаем в 8 1/2, кофе пьем на балконе и от 9½ до 11½ гуляем, я в это время купаюсь, когда вода не очень холодная; Аликс рисует, а я читаю до часу. Завтракаем с музыкой <…>. Около 3-х отправляемся на большую прогулку, возвращаемся домой не раньше 6 или 6½ ч. Я занимаюсь до 8 ч. Аликс в это время купает детей, кормит их и укладывает спать… В 11½ расходимся и ложимся в 12 ч.».

Классная комната великих княжон. Ливадийский дворец/ The classroom of the grand duchesses. Livadia Palace

Классная комната великих княжон сфотографирована от входных дверей, в кадр не попали школьная доска и акварельные работы девушек. Основы рисунка им преподавал сам архитектор Краснов, создавший Белый Ливадийский дворец. Застекленный шкаф выдает увлечение фарфоровыми статуэтками из народного быта. Обстановку не назовешь роскошной. Деревянные панели выбраны в тон меблировке, цветочный рисунок обивки стен перекликается с узорами ковра.

Классная комната великих княжон. Ливадийский дворец/ The classroom of the grand duchesses. Livadia Palace

Над полуциркульным столиком – увеличенная фотография царского семейства, одна из лучших известных изображений.

Классная комната великих княжон. Ливадийский дворец/ The classroom of the grand duchesses. Livadia Palace

Довольно скромная обстановка была частью принятой в семье системы воспитания детей, не допускающей излишней роскоши.

Ванная комната — не парадное помещение, показана ради демонстрации того факта, что Ливадийский дворец был оборудован по-современному. Электричество и водопровод уже не были редкостями, как и санитарно-техническое оборудование. Отличается здешняя ванная только обширными размерами, что позволяет разместить нехитрую мебель. Шкафы и несколько столиков содержат необходимое для гигиенических процедур. Оригинальное большое зеркало в трубчатой раме, выше среднего человеческого роста.

Гигиеническая комната. Ливадийский дворец/ Hygienic room. Livadia Palace

Есть здесь и вполне современный рукомойник с кранами горячей и холодной воды, и душ на длинной стойке в самой ванне. Ванна, видимо, отлита из чугуна, с опорными стойками в форме звериных лап и поясом нехитрых узоров. При этом необычно выглядит рамка для душевой шторки, с круглой направляющей небольшого диаметра. 

Гигиеническая комната. Ливадийский дворец/ Hygienic room. Livadia Palace

Домашнее время в Ливадии отдавалось спорту, играм, различным увлечениям. В то время получила распространение игра в теннис; она называлась лаун-теннис, то есть игра на траве. Николай Александрович распорядился оборудовать в парке специальную площадку для этой игры. Она полюбилась всем, в том числе и царским дочерям. Как правило, их партнерами по игре в теннис были офицеры Императорской яхты «Штандарт».

Вечерами чаще всего читал вслух для своей семьи сам Государь, он любил это занятие. Читал он разных авторов, но русские писатели – Толстой, Чехов, Гоголь и другие – звучали чаще других. Великие княжны во время чтения занимались рукоделием: или вязали что-нибудь, или вышивали. Государыня Императрица строго следила за тем, чтобы ее дочери ни минуты не сидели без дела.

В этом дворце ощущается неукоснительное следование Николая II последней воле своего отца Александра III: «Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства!»

К сожалению, это не принесло счастья и долгих лет жизни дружному семейству последнего русского царя.

Царская семья в Ливадии. Начало XX века/ The royal family in Livadia. Early 20th century
Царская семья в Ливадии. Начало XX века/ The royal family in Livadia. Early 20th century
Царская семья в Ливадии. Начало XX века/ The royal family in Livadia. Early 20th century
Царская семья в Ливадии. Начало XX века/ The royal family in Livadia. Early 20th century
Царская семья в Ливадии. Начало XX века/ The royal family in Livadia. Early 20th century

Но ощущение теплого дома покоряет большинство посетителей Ливадийского дворца и побуждает их вновь и вновь приезжать в это необыкновенно благодатное и красивейшее место.

Мы не стали исключением – Ливадийский дворец покорил нас настолько, что не хотелось покидать его. Здесь была особая, удивительно приятная, домашняя атмосфера, согревающая сердце: казалось, что сейчас из библиотеки или из другой комнаты выйдет сам Николай Александрович с оживленным лицом, на котором светятся добрые ласковые глаза, поздоровается с нами за руку, осведомится о состоянии здоровья и, убедившись, что мы находимся в самом лучшем расположении духа, пожелает нам счастливого пути.

…Отрекшись от престола, в феврале 1917 года Николай II просил Временное правительство позволить ему удалиться в Ливадийское имение и вести жизнь частного лица. Низложенному императору было отказано.

English version

For more than half a century, Livadia remained the favorite summer residence of the imperial family.

Anna Aleksandrovna Taneeva, a close friend of the Royal family, describes Livadia in her memoirs:

“It is difficult to describe the beauty of this place against the backdrop of mountains overgrown with dense forests, the tops of which are covered with snow for most of the year, spreading flowering gardens and vineyards. In autumn, there is a full abundance of grapes and all kinds of fruits, in the spring there are innumerable flowering trees, bushes, and most of all roses: roses of all sorts, all colors; they cover all the walls of buildings, all the slopes of the mountains in the park, lawns, gazebos. And right there nearby — wisterias, a sea of ​​violets, whole alleys of golden rain; in places such an intoxicating aroma that my head was spinning.

And what a hot sun and blue sea! .. <…> Tatars in their picturesque costumes, women in embroidered gold dresses, white mosques in the villages gave a special poetry to the area.

The Tsar’s family spent a lot of unforgettable time in the Crimea. «

October 10, 1894 was «a wonderful hot day,» as the heir Nikolai Alexandrovich wrote in his diary. On this day he met his bride Victoria Alice Elena Louise Beatrice of Hesse-Darmstadt, beloved Alix, at the «Dove» dacha in Alushta. The entire royal family was in the Crimea, in Livadia, where a serious illness confined Tsar Alexander III to the bed. The fussing tsarist adjutants forgot to send a special imperial train for Alix to the border, and the future empress had to board an ordinary fast train. Until Livadia, the heir and the bride rode in an open carriage. Rumor ran ahead of them. The road was littered with crowds of curious people, bouquets flew into the carriage of the young, in the villages they were greeted with bread and salt …

“My God, my God, what a day! The Lord recalled our beloved, dear, beloved Pope to Himself. My head is spinning, I don’t want to believe — the terrible reality seems to be so implausible ”, — wrote down just 10 days later in his diary on Thursday, October 20, the future Emperor Nicholas II.

The next day, a memorial service for the late Emperor Alexander III was held in the Holy Cross House Church, the royal bride Princess Alice of Hesse-Darmstadt adopted Orthodoxy and a new name, transformed into the noble Grand Duchess Alexandra Feodorovna, and there the heir Nikolai Alexandrovich took the oath of allegiance to the Russian throne.

This church, which has seen so many important events for the Russian state, is one of the most interesting and significant buildings of the Livadian heritage, built by the architect Monighetti in 1863.

The famous writer and traveler E. Markov, who visited the Crimea, described this building as follows: «The church at the Palace is tiny, but graceful like a toy. This is a real example of the Byzantine-Russian style.»

The small size of the building was due to the fact that the temple was intended only for the imperial family and its immediate entourage. The square, single-domed church was richly decorated: an iconostasis of white carved marble, more than 50 holy images with three large panels, a cast gate with a bronze chandelier, expensive carpets brought from Paris itself. Priceless relics, relics of saints, brought as a gift to the royal family from distant Palestine and from the descendants of Georgian kings, rested in the temple.

Nicholas II loved Livadia too much — a place of carefree games of his childhood. Therefore, despite the severity of the events that took place here in 1894, since 1896 the royal family’s visits to the local summer residence have again become regular.

When in 1909 it was decided to dismantle the old Grand Livadia Palace and build a new one in its place, Nikolai Petrovich Krasnov, a Yalta architect, a wonderful master of his craft, perfectly coped with the task — he erected an amazing palace of white Inkerman stone in the style of the Italian Renaissance … The White Palace was truly a gem that can only be found in Italy. Having fulfilled all the wishes of the customer, the architect managed to combine the styles of historicism and modernism in the project, to include all his creative ideas and technical solutions. Moreover, given the huge number of engineering innovations implemented in the project, the creator of the palace was able to complete the construction in an incredibly short time — 17 months.

Compared to other royal residences, it is the modernity of the Livadia Palace that is striking. This is primarily due not only to the use of all kinds of technical innovations in its equipment (electric lighting, elevator, centralized stove heating, ventilation (humidification), central water supply, sewerage, central dust removal, irrigation system for plants in the garden), but rather with the restraint of interior decoration and interior planning, which in most of the living rooms of the palace still look relevant for using these ideas in the wealthy houses of our time.

The light festive style of the Italian Renaissance combined «the stately impression of a palace with the soft tranquility of a country house.» 58 living rooms, 116 separate rooms, a luxurious main entrance with columns of bluish-white Carrara marble with cool carved benches, cute «Italian» and «Arabic» courtyards, griffins, chimeras, flower beds, fountains …

We visited the palace on a wonderful sunny summer day; there were no clouds in the sky; the sea is calm. From the high bank there was an amazing view of the distant oval bay of Yalta, the houses of which seemed to be held in open palms, and further — of the dark green ridge and behind it the famous «Bear Mountain».

The sea under the generous rays of the sun sparkled with myriads of sparks. Snow-white ships glided along its turquoise surface, leaving a silvery trail behind them.

Before us there was a two-story, pleasing to the eye, very successfully inscribed in the coastal landscape, the Tsar’s Palace; it was surrounded by palms, magnolias, oleanders, rosemary bushes…

These are the words that Nicholas II expressed in a letter to his mother his first impressions: “We do not find words to express our joy and pleasure in having such a house, built exactly as we wanted. Architect Krasnov is an amazing fellow <…> There is so much light in the rooms, and you remember how dark it was in the old house … «

It is amazing, but we, like the Royal family, felt joy at the first glance at the Livadia Palace.

I described our impressions of the ceremonial premises of the Tsar’s summer residence in Crimea in the publication the Livadia Palace. Yalta conference.

For a complete understanding of the layout of the first floor of the palace, it is also necessary to tell about the Italian inner courtyard — the compositional center of the complex in the form of a patio. Krasnov took the quadrangular core of the courtyard as a basis and built up a complex system of architectural volumes around it. The courtyard was conceived as a place for walks and rest for the Royal family and is designed in the style of the Renaissance: the courtyard space is bounded on all sides by a colonnade in the Tuscan style, the center of the architectural composition is a marble fountain, from which straight paths diverge to different parts of the house. Intricate marble benches are placed along the walls for relaxation.

Perhaps this is one of the most beautiful places in the palace.

Also, on the territory of the first floor of the building, an elegant Arabian courtyard was equipped, which was not intended for walking, but served only as a source of light. It is decorated with magnificent slabs with oriental ornaments.

In general, the royal vacation in Livadia, according to modern concepts, was rather unpretentious.

The whole family, except, perhaps, Alexandra Feodorovna, was fond of walks in cars, since the Crimean roads allowed. Trips on «motors» alternated with sea trips — on a comfortable imperial yacht «Standart». The vessel was built in Denmark in 1893, its length exceeded 112 m, width — 15 m, and the cruising speed reached 15 and a half knots.

To create an idea of ​​life in the Crimea of ​​the royal family, it is especially interesting to get acquainted with the living quarters of the palace, located on the second floor of the building.

Climbing the stairs to the second floor, we find ourselves in the study of the Sovereign Emperor. Immediately attention is drawn to its size, its austere appearance, thoughtful planning, successful placement in the corner of the mansion, the abundance of large high windows and, as a consequence, the abundance of sunlight in it. By the windows facing the sea, there is a large writing table, and next to it is the coat of arms of the Russian Empire; in the opposite part of the study there is an amazingly beautiful fireplace.

“Yes, it’s a pleasure to work in such an office,” we thought. «It seems that Nikolai Alexandrovich always had a great mood when he entered here.»

We were not wrong. In 1911, the Tsar entered the following entry in his diary: «I am delighted with my upper room for work!»

Apparently, in contrast to its front reception office (on the first floor), made in the «Empire style». Empire style in it was mainly the use of mahogany: the frame of a huge mirror over the classic white marble fireplace, framing of the walls covered with light silk, platbands and door leaves, as well as cabinet furniture (numerous cabinets placed along the walls), made by masters of the St. Petersburg furniture company F Meltzer.

The husband became a little sad and thoughtful: it happens that the head of the family has two offices — a beloved one and not so much …

At the end of the last century, an embroidered carpet returned to the upper office of the last Russian Sovereign, which depicts Tsar Nicholas II, Tsarina Alexandra and Tsarevich Alexei, presented to the Emperor by the Persian Shah in honor of the 300th anniversary of the House of Romanov. It was bought by the famous collector and philanthropist — Baron Eduard Alexandrovich von Falz-Fein, who returned the once-missing carpet to the Livadia Palace free of charge.

In the interior of the Empress’s study, we see light wood species — they seem to additionally illuminate the room and make it elegant. The fireplace, tiled with white tiles, is framed by a wooden ash shelf, in the upper part of which there is a built-in mirror. In the empress’s study, there is a special writing table with a built-in drawing board, because its mistress was very fond of drawing.

I did not take a photograph of the empress’s study, so here is an image of the room taken from the Internet.

The Empress’s boudoir was intended for family gatherings and was used as a living room. The white grand piano is in perfect harmony with the light finish of this room. And it was not by chance that he appeared here, because the hostess of the house was a talented pianist. Luxurious paintings, original vases, exquisite decor details — everything betrayed the empress’s good taste. Of all the pieces of furniture of the Empress, a three-winged glass cabinet with built-in glass has survived to this day, and oval mirrors and watercolor paintings in the Study.

There is also a library on the second floor of the palace in the spirit of aristocratic austerity and simplicity. Mahogany bookcases completely encircle the walls, giving the impression of solid wood paneling. Photos, which were one of the main hobbies of royalty, are exhibited in many in the library and in other rooms of the palace — these are mostly amateur photos about the rest of the imperial family in Livadia.

Empress-mother Maria Feodorovna achieved the greatest success in the art of photography. The editorial staff of the then popular Munich magazine «Photographic World» even asked her to send her works for the album «The Photographic Art of the Highest Persons».

For Nicholas II, the «Kodak» company manufactured a special camera that allowed taking panoramic photographs. Many of them are now of great historical value. The sovereign provided patronage to the Russian inventor of color photography, Prokudin-Gorsky. Sergei Mikhailovich demonstrated his first experiments in this area in front of the Tsar’s family in Livadia, in 1909.

Evenings in the palace were devoted to reading, family theatrical performances, and sometimes to film shows.

For example, in 1911 in the building of the Musical Barracks, which was converted into a cinema hall, the full-length film Defense of Sevastopol, shot by one of the first figures of the Russian film industry, Alexander Khanzhonkov, was shown for the first time, who later founded a film studio in Yalta. Together with the Tsar’s family, soldiers and security officers, as well as the palace servants, watched the tape.

For communication and eating, the imperial family preferred the Small Dining Room, located among the chambers of the second floor. A medium-sized room only for family meals and was suitable, decorated and decorated in accordance with the tastes of the Romanovs. Now the dining table is served for several persons with items from the service with the inscription Livadia. There is a table with a samovar on the side, showing the readiness for the traditional tea ceremony.

The bedroom of the royal spouses is one of the brightest rooms of all that the Livadia Palace has. Three large windows provide ample sunlight, plus a bright chandelier and reflections from light-colored walls. Light types of wood have been chosen for the furniture, the stripes on the upholstery visually increase the height. As in many other rooms, the center of the room is a decorative fireplace surrounded by glazed wardrobes. It is faced with greenish tiled tiles and fenced with a decorative lattice. Everything here is done to create a calm atmosphere of peace before a night’s rest.

It is noteworthy that the room has an exit to a wide balcony. In the past, it has been used for family meals and teas.

In the diary of Nicholas II there is such an entry about the usual daily routine of the family:

“We usually spend the day as follows: we get up at 8 1/2, drink coffee on the balcony and walk from 9½ to 11½, I swim at this time when the water is not very cold; Alix draws, and I read until one o’clock. We will have breakfast with music <…>. At about 3 o’clock we go for a long walk, return home not earlier than 6 or 6½ o’clock. I study until 8 o’clock. Alix at this time bathes the children, feeds them and puts them to bed … At 11½ we leave and go to bed at 12 o’clock.

The classroom of the grand duchesses was photographed from the front doors, the blackboard and the girls’ watercolors were not included in the frame. The basics of drawing were taught by the architect Krasnov himself, who created the White Livadia Palace. The glazed wardrobe betrays a fascination with porcelain figurines from folk life. The furnishings are not sumptuous. The wood panels are chosen to match the furnishings, the floral pattern of the wall upholstery echoes the patterns of the carpet.

Above the semicircular table is an enlarged photograph of the royal family, one of the best known images.

The rather modest environment was part of the family’s child-rearing system, which did not allow for unnecessary luxury.

The bathroom is not a ceremonial room, it is shown for the sake of demonstrating the fact that the Livadia Palace was equipped in a modern way. Electricity and running water were no longer a rarity, as were sanitary fixtures. The local bathroom differs only in its extensive dimensions, which allows you to place simple furniture. Wardrobes and several tables contain what is needed for hygiene procedures. An original large mirror in a tubular frame, taller than the average human height.

There is also a completely modern washstand with hot and cold water taps, and a shower on a long counter in the bathtub itself. The bathtub is apparently cast of cast iron, with support posts in the shape of animal paws and a belt of simple patterns. At the same time, the frame for the shower curtain looks unusual, with a round guide of small diameter.

Home time in Livadia was devoted to sports, games, and various hobbies. At that time the game of tennis became widespread; it was called lawn tennis, that is, playing on the grass. Nikolai Aleksandrovich ordered to equip a special area for this game in the park. Everyone loved the game of tennis, including the royal daughters. As a rule, their tennis partners were officers of the Imperial Yacht Shtandart.

In the evenings, the Tsar himself most often read aloud for his family, he loved this occupation. He read different authors, but Russian writers — Tolstoy, Chekhov, Gogol and others — sounded more often than others. While reading, the Grand Duchesses were engaged in needlework: either knitting something, or embroidering. The Empress Empress strictly watched that her daughters did not sit idle for a minute.

In this palace, one can feel the strict adherence of Nicholas II to the last will of his father Alexander III: «Strengthen the family, because it is the basis of any state!»

Unfortunately, this did not bring happiness and long life to the friendly family of the last Russian tsar.

But the feeling of a warm home conquers the majority of visitors to the Livadia Palace and encourages them to come again and again to this unusually fertile and beautiful place.

We were no exception — the Livadia Palace conquered us so much that we did not want to leave it. There was a special, surprisingly pleasant, homely atmosphere that warms the heart: it seemed that now Nikolai Alexandrovich himself would come out of the library or from another room with a lively face, on which kind, gentle eyes shone, greet us by the hand, inquire about the state of health and, making sure that we are in the best possible frame of mind, wishes us a safe journey.

…Having abdicated the throne, in February 1917, Nicholas II asked the Provisional Government to allow him to retire to the Livadia estate and lead the life of a private person. The deposed emperor was refused.

Ливадийский дворец. Царская семья/ Livadia Palace. Royal family: 8 комментариев

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: