Ясная Поляна. Заповедник/ Yasnaya Polyana. Reserve

English version below

«Зелёные массивы парков и садов похожи один на другой и в хорошую погоду всегда создают приятную прохладу и помогают отдохнуть от городской суеты. Что может быть гармоничнее и прекраснее зелёных композиций, созданных самой Природой?» — скажете вы и будете, конечно, правы.

Заповедник «Ясная Поляна» в этом смысле не исключение – безусловно, здесь растут стройные берёзы, и могучие дубы, и ели с устремленными ввысь стволами, и раскидистые вязы, и вековые липы и много-много разных деревьев, переживших старых хозяев здешней усадьбы, но также ещё и знаменитые «яснополянские» яблони: антоновки с необыкновенным кисло-сладким вкусом, летние желтые аркады, любимый сорт Льва Николаевича Толстого, сорта коричный и ранетка, из которых получается самое ароматное варенье, крупный кроваво-красный апорт, плодоносящий лишь на десятый год сорт «бабушкино» и еще сотни яблонь более тридцати очень редких сортов.

Ясная Поляна. Главный вход/ Yasnaya Polyana. Main entrance

Главный вход в усадьбу встречает нас двумя каменными белыми башенками, на которые в старые времена были навешаны железные ворота. Их построили ещё при деде Льва Николаевича по матери – Николае Сергеевиче Волконском. Том самом Николае Сергеевиче Волконском, который стал прообразом старого князя Николая Болконского в эпопее «Война и мир» и о котором в связи с историей возникновения «Ясной Поляны» я уже упоминала в публикации «Ясная Поляна. Грумант».

Здесь уместно будет отметить, что и сама «Ясная Поляна» превратилась в знаменитом романе Толстого в имение Болконского «Лысые Горы». Поэтому, побывав в этом историческом имении, вживую представляешь себе «Прешпект» — берёзовую аллею, по которой в романе «Война и мир» в усадьбу «Лысые Горы» въезжает князь Андрей, по ней же идёт и сам старый князь Болконский…

Ясная Поляна. Берёзовая аллея «Прешпект»/ Yasnaya Polyana. Birch alley «Preshpekt»

Берёзовая аллея «Прешпект» появилась в «Ясной Поляне» около 1800 года. Она начинается от въездных башен в усадьбу и идёт к Дому писателя. Кроме романа «Война и мир» «Прешпект» неоднократно упоминался в различных произведениях Льва Николаевича: «Метель», «Семейное счастье», «Юность».

Ясная Поляна. Берёзовая аллея «Прешпект»/ Yasnaya Polyana. Birch alley «Preshpekt»
Ясная Поляна. Берёзовая аллея «Прешпект»/ Yasnaya Polyana. Birch alley «Preshpekt»
Ясная Поляна. Берёзовая аллея «Прешпект»/ Yasnaya Polyana. Birch alley «Preshpekt»

Слева от входа, сразу за башенками, расположен самый большой пруд усадьбы. Во время нашего посещения он был хорошенько заросшим и очень созвучен сюжету Васнецовской Алёнушки, грустящей около одичавшего тёмного пруда.

Ясная Поляна. Большой пруд/ Yasnaya Polyana. Big pond

По правую руку от «Прешпекта» был разбит и поддерживается в наше время английский пейзажный парк. В нём устроен каскад прудов – нижний, средний и верхний. После светлой аллеи попадаешь в тёмные, довольно густые заросли старых деревьев с мостиками над оврагами и запутанными тропинками. Лев Николаевич всю жизнь дорожил теми местами в усадьбе, которые любила его мать, Мария Николаевна (в девичестве Волконская), в частности и этим парком, находящемся справа от берёзовой аллеи.

Ясная Поляна. Английский пейзажный парк/ Yasnaya Polyana. English landscape park
Ясная Поляна. Английский пейзажный парк/ Yasnaya Polyana. English landscape park
Ясная Поляна. Английский пейзажный парк/ Yasnaya Polyana. English landscape park

Мамы не стало, когда маленькому Льву было всего 2 года. Он тосковал по ней, лелея её духовный облик, так как никаких иных воспоминаний о ней в его памяти не сохранилось. И, действительно, территория парка и по настоящее время несёт следы тихой грусти, нетронутости, любовного отношения к старинным посадкам. По словам экспертов, представления о матери навеяли писателю характер и судьбу героини “Войны и мира” княжны Марьи Болконской.

Ясная Поляна. Вид на Дом писателя/ Yasnaya Polyana. View of the Writer’s House

Берёзовая аллея поднимается вверх, к Дому писателя, в котором он прожил 50 с лишком лет. Выше по “Прешпекту” с правой стороны можно заглянуть в огород «Ясной Поляны». Отец Толстого с успехом выращивал в этом месте экзотические растения в теплицах. Традиции по выращиванию овощей поддерживаются в усадьбе и сейчас.

Ясная Поляна. Теплицы/ Yasnaya Polyana. Greenhouses

По нашим ощущениям, сам дом маловат для большой семьи писателя. Но, я думаю, ему уже не хотелось покидать его и что-то кардинально менять в своей жизни, поэтому делались пристройки и менялось назначение комнат. В летнее время белый дом воспринимается как очень уютное семейное гнездо с террасой, увитой виноградом и используемой для долгих чаепитий и бесед, невысоким крыльцом, окружающими дом зелеными лужайками и клумбами.

Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house
Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house
Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house
Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house
Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house

Также во дворе дома была построена белая кухня: здесь обедала прислуга и пекли хлеб.

Ясная Поляна. Двор Дома писателя/ Yasnaya Polyana. Courtyard of the Writer’s House
Ясная Поляна. Белая кухня во дворе Дома писателя/ Yasnaya Polyana. White kitchen in the courtyard of the Writer’s House
Ясная Поляна. Двор Дома писателя/ Yasnaya Polyana. Courtyard of the Writer’s House

На самом деле этот дом – только правый флигель большой усадьбы. Лев Николаевич унаследовал «Ясную Поляну» по обычаю – младшему сыну доставалось родовое гнездо. Во время раздела имущества младшему сыну, Льву, отошла наименее доходная его часть, что совпадало с его собственными желаниями: Лев Николаевич хотел получить именно «Ясную Поляну».

Ясная Поляна. Усадьба/ Yasnaya Polyana. Manor
Ясная Поляна. Усадьба/ Yasnaya Polyana. Manor
Ясная Поляна. Усадьба/ Yasnaya Polyana. Manor

Главный дом усадьбы, в котором 28 августа 1828 года родился писатель, в котором жил его дед, мать, где родились его братья, не сохранился. Этот трёхэтажный дом был самой большой постройкой усадьбы, в нём было 42 комнаты. В 1854 году он был продан Львом Николаевичем и перевезён по частям в соседнее село. Толстой очень хорошо помнил интерьеры старого дома и описывал их в трилогии «Детство», «Отрочество» и «Юность».

Ясная Поляна. Дом Кузминских/ Yasnaya Polyana. House of the Kuzminsky
Ясная Поляна. Дом Кузминских/ Yasnaya Polyana. House of the Kuzminsky
Ясная Поляна. Дом Кузминских/ Yasnaya Polyana. House of the Kuzminsky

Дальше дорожка, мимо места, где был главный дом усадьбы, приводит нас к двухэтажному флигелю. В последние годы его называли домом Кузминских. В летнее время в нём жила семья Татьяны Андреевны Кузминской, урождённой Берс, сестры Софии Андреевны. Прежде же во флигеле размещалась яснополянская школа для крестьянских детей. Школу организовал сам Лев Николаевич, он же и учил крестьянских детей. Учениками были, в большинстве, мальчики.  Девочек родители-крестьяне на обучение отдавали весьма неохотно. В школе отсутствовало всякого рода принуждение, дети охотно посещали школу и успешно учились. Толстой настаивал на том, что в основе всякого обучения должен лежать интерес. Если ребёнка заинтересовать в предмете, то обучение будет проходить легко и непринуждённо. Думаю, что кошки и тогда чувствовали себя в такой школе достаточно комфортно.

Ясная Поляна. Красный сад/ Yasnaya Polyana. Red garden

Справа от дорожки тянется яблоневый сад, так называемый Красный сад. Особенно красиво здесь во время цветения яблонь – дурманящий аромат пьянит посетителей. Мы уже, к сожалению, не застали этого кружащего головы весеннего периода.

Осенью яблоневые сады Льва Толстого бывают не менее прекрасны. В тонком яблочном аромате купается вся яснополянская усадьба. «По убранному саду, — вспоминал в те времена писатель, — ходят маленькие дети с няней и с восторгом собирают яблоки в кучу».

Всего Лев Николаевич посадил в «Ясной Поляне» 7800 деревьев, и в итоге площадь садов в усадьбе достигла 40 гектаров. Богатый яблочный урожай еле умещался в нескольких больших деревянных сараях. Фрукты раздавались яснополянским крестьянам, вывозились на продажу в Тулу и Москву, за них выручались большие деньги. Так, в 1892 году яблоневые сады Льва Толстого дали очень богатый урожай, за который была выручена огромная сумма 1700 рублей серебром. Увлечение Толстого садами было одной из редких приносящих прибыль хозяйственных затей писателя.

Также в усадьбе были построены дома и сооружения для различных ремесел, например, каменная кузня, или для обработки и заготовки зерна – рига и житня.

Ясная Поляна. Кузня/ Yasnaya Polyana. Forge
Ясная Поляна. Кузня/ Yasnaya Polyana. Forge
Ясная Поляна. Рига и Житня/ Yasnaya Polyana. Riga and Zhitnya

О самой старой каменной постройке «Ясной Поляны» – Доме Волконского и окружающих его домах различного назначения я уже рассказала в предыдущей публикации о «Ясной Поляне».

Ясная Поляна. Усадьба/ Yasnaya Polyana. Manor

Когда территорию вокруг дома и хозяйственных строений удаётся, наконец, осмотреть, то становится понятен масштаб «бедствия» на остальном пространстве заповедника – это довольно большой протяженности леса, занимающие больше половины площади всей усадьбы. На нас произвело значительное впечатление, что часть этих лесов – творение рук человеческих. Например, ельник или, как его называли хозяева, «ёлочки за чепыжом», а также березовая роща посажены Львом Николаевичем и его женой Софьей Андреевной.

Ясная Поляна. «Ёлочки за чепыжом»/ Yasnaya Polyana. «Fir-trees for a chepyzhom»
Ясная Поляна. Рядом с любимой скамейкой Льва Николаевича Толстого/ Yasnaya Polyana. Next to Leo Tolstoy’s favorite bench
Ясная Поляна. Косая поляна/ Yasnaya Polyana. Slanting glade

По этим лесам можно гулять целый день и не обойти всей территории заповедника. При этом сменяются виды окружающих деревьев, красивейшие пейзажи открываются нашему взору, земля отдаёт нам тепло своих тропинок, на открытых полянах радует мягкое солнышко, а в густых лесах веет сыростью и запахом истории.

Мы поняли и порадовались за Льва Николаевича, которому нравилась именно эта скамейка – его «любимая» скамейка. Она стоит на опушке ельника, на самой его границе. Сзади скамейки поле, освещаемое ярким светом, который проникает вглубь частого ельника. Тонкие стволы ёлочек трогательно тянутся к небу. Картинка освещенного приглушенным солнцем леса завораживает.

Ясная Поляна. Любимая скамейка Льва Николаевича Толстого/ Yasnaya Polyana. Favorite bench of Lev Nikolaevich Tolstoy
Ясная Поляна. Любимая скамейка Льва Николаевича Толстого/ Yasnaya Polyana. Favorite bench of Lev Nikolaevich Tolstoy
Ясная Поляна. «Ёлочки за чепыжом»/ Yasnaya Polyana. «Fir-trees for a chepyzhom»
Ясная Поляна. Колодец/ Yasnaya Polyana. Well with water
Ясная Поляна. Колодец/ Yasnaya Polyana. Well with water

На табличке около старого колодца, дивно вписанного в рельеф местности, написано, что он ремонтируется. Надеемся, что при жизни писателя здесь можно было напиться холодной чистой воды и продолжить свою прогулку дальше. Как нам хотелось бы попробовать воды из колодца и умыть ею свои лица!

Самый дружный поток посетителей ведёт к могиле Льва Николаевича. Он похоронен на значительном удалении от главных построек, на краю оврага, в лесу, именуемом «Старый Заказ». Лев Николаевич ещё при жизни указал на это место. В этом лесу они часто играли со старшими братьями и верили, что именно здесь зарыта «зелёная палочка». Легенда о ней гласила, что тот, кому удастся найти «зелёную палочку» узнает секрет, как сделать всех людей счастливыми.

Ясная Поляна. Могила Льва Николаевича Толстого/ Yasnaya Polyana. Tomb of Leo Nikolaevich Tolstoy

Жизненное кредо писателя выбито на камне.

Ясная Поляна/ Yasnaya Polyana

Большая жизнь великого писателя подобна бескрайним просторам «Ясной Поляны», дарящим нам свободное небо, просторные поля, беспредельные леса, широкую душу и необъятное сердце. В таком месте в человеке не остаётся неоправданных ограничений для мысли, устремлений и полёта.

Ясная Поляна/ Yasnaya Polyana
Ясная Поляна/ Yasnaya Polyana
Ясная Поляна. Дом писателя/ Yasnaya Polyana. Writer’s house

Недавно я писала про «крылья». В заповеднике «Ясная поляна» они раскрываются у нас за спиной, и мы не боимся взлететь, чтобы посмотреть за убегающий вдаль горизонт…

English version

“Green areas of parks and gardens are similar to each other and in good weather they always create a pleasant coolness and help to take a break from the bustle of the city. What could be more harmonious and more beautiful than green compositions created by Nature itself? » — you will say and you will, of course, be right.

The Yasnaya Polyana reserve is no exception in this sense — of course, slender birches and mighty oaks grow here, and spruce trees with upward trunks, and spreading elms, and centuries-old linden trees and many, many different trees that survived the old owners of the local estate, but also the famous «Yasnaya Polyana» apple trees: Antonovka with an unusual sweet and sour taste, summer yellow arcades, Leo Tolstoy’s favorite variety, cinnamon and ranetka varieties, from which the most aromatic jam is obtained, a large blood-red aport, bearing fruit only in the tenth year variety «grandmother» and hundreds more apple trees of more than thirty very rare varieties.

The main entrance to the estate greets us with two stone white turrets, on which in the old days iron gates were hung. They were built during the reign of Lev Nikolaevich’s maternal grandfather, Nikolai Sergeevich Volkonsky. The same Nikolai Sergeevich Volkonsky, who became the prototype of the old prince Nikolai Bolkonsky in the epic «War and Peace» and about which in connection with the history of the emergence of «Yasnaya Polyana» I have already mentioned in the publication «Yasnaya Polyana. Grumant».

It would be appropriate to note here that Yasnaya Polyana itself was transformed in the famous novel by Tolstoy into Bolkonsky’s estate, Bald Mountains. Therefore, having visited this historic estate, one imagines «Preshpekt» — a birch alley along which in the novel «War and Peace» Prince Andrei enters the estate «Bald Mountains», and the old Prince Bolkonsky himself walks along it …

Birch Alley «Preshpekt» appeared in «Yasnaya Polyana» around 1800. It starts from the entrance towers of the estate and goes to the Writer’s House. In addition to the novel «War and Peace», «Preshpect» was repeatedly mentioned in various works of Lev Nikolaevich: «Snowstorm», «Family Happiness», «Youth».

To the left of the entrance, just behind the turrets, is the manor’s largest pond. During our visit, it was well overgrown and very consonant with the plot of Vasnetsovskaya Alyonushka, sad about a wild dark pond.

On the right hand side of the «Prešpekt» an English landscape park has been broken up and is now being maintained. It has a cascade of ponds — lower, middle and upper. After a bright alley, you find yourself in a dark, rather dense thickets of old trees with bridges over ravines and intricate paths. Lev Nikolaevich cherished all his life those places in the estate that his mother, Maria Nikolaevna (nee Volkonskaya) loved, in particular, this park, located to the right of the birch alley.

Mom died when little Leo was only 2 years old. He yearned for her, cherishing her spiritual image, since no other memories of her were preserved in his memory. And, indeed, the territory of the park to this day bears traces of quiet sadness, intactness, a love relationship to the old plantings. According to experts, the idea of ​​the mother inspired the writer with the character and fate of the heroine of War and Peace, Princess Marya Bolkonskaya.

The birch alley rises up to the Writer’s House, where he lived for more than 50 years. Above, along the «Preshpekt», on the right side, you can look into the garden of «Yasnaya Polyana». Tolstoy’s father successfully cultivated exotic plants in greenhouses in this place. The traditions of growing vegetables are maintained in the estate even now.

According to our feelings, the house itself is too small for the writer’s large family. But, I think, he no longer wanted to leave it and radically change something in his life, so extensions were made and the purpose of the rooms changed. In the summertime, the white house is perceived as a very cozy family nest with a terrace entwined with grapes and used for long tea parties and conversations, a low porch, green lawns and flower beds surrounding the house. Also, a white kitchen was built in the courtyard of the house: here the servants dined and baked bread.

In fact, this house is only the right wing of a large estate. Lev Nikolaevich inherited «Yasnaya Polyana» according to custom — the youngest son got the family nest. During the division of the property, the least profitable part of it went to the youngest son, Lev, which coincided with his own desires: Lev Nikolayevich wanted to get exactly Yasnaya Polyana.

The main house of the estate, where the writer was born on August 28, 1828, where his grandfather lived, the mother, where his brothers were born, has not survived. This three-story house was the largest building in the estate, it had 42 rooms. In 1854, it was sold by Lev Nikolaevich and transported in parts to a neighboring village. Tolstoy very well remembered the interiors of the old house and described them in the trilogy «Childhood», «Adolescence» and «Youth».

Further along the path, past the place where the main house of the estate was, leads us to a two-storey outbuilding. In recent years, it has been called the Kuzminskys’ house. In the summertime, the family of Tatyana Andreevna Kuzminskaya, nee Bers, sister of Sofia Andreevna, lived in it. Previously, the outbuilding housed the Yasnaya Polyana school for peasant children. The school was organized by Lev Nikolaevich himself, he also taught peasant children. Most of the students were boys. The peasant parents were very reluctant to send girls to school. The school was free of any kind of coercion, the children willingly attended school and studied successfully. Tolstoy insisted that interest should be the basis of all education. If the child is interested in the subject, then learning will take place easily and naturally. I think that cats even then felt quite comfortable in such a school.

To the right of the path stretches an apple orchard, the so-called Red Garden. It is especially beautiful here during the flowering of apple trees — the intoxicating aroma intoxicates visitors. Unfortunately, we have not yet seen this swirling spring period.

In autumn, Leo Tolstoy’s apple orchards are no less beautiful. The entire Yasnaya Polyana estate bathes in a delicate apple aroma. «In the harvested garden,» the writer recalled in those days, «small children walk with a nanny and enthusiastically pick apples in a heap.»

In total, Lev Nikolayevich planted 7800 trees in Yasnaya Polyana, and as a result, the area of ​​the gardens in the estate reached 40 hectares. The rich apple harvest barely fit in several large wooden sheds. The fruits were distributed among peasants in Yasnaya Polyana, exported for sale in Tula and Moscow, and a lot of money was rescued for them. So, in 1892, Leo Tolstoy’s apple orchards gave a very rich harvest, for which a huge amount of 1,700 rubles in silver was raised. Tolstoy’s passion for gardens was one of the writer’s rare profitable economic undertakings.

Also, houses and structures were built in the estate for various crafts, for example, a stone smithy, or for processing and harvesting grain — a barn.

I have already told about the oldest stone building of Yasnaya Polyana — the Volkonsky House and the surrounding houses for various purposes in a previous publication about Yasnaya Polyana.

When the area around the house and outbuildings is finally inspected, the scale of the «disaster» in the rest of the reserve space becomes clear — this is a rather large length of forest, occupying more than half of the area of ​​the entire estate. We were greatly impressed that some of these forests are the work of human hands. For example, a spruce forest or, as the owners called it, «Christmas trees for a chepyzhom», as well as a birch grove, were planted by Lev Nikolaevich and his wife Sofya Andreevna.

You can walk through these forests all day and not go around the entire territory of the reserve. At the same time, the views of the surrounding trees change, the most beautiful landscapes open to our eyes, the earth gives us the warmth of its paths, the soft sun pleases in the open glades, and the dampness and smell of history blows in the dense forests.

We understood and were glad for Lev Nikolaevich, who liked this particular bench — his “favorite” bench. It stands at the edge of a spruce forest, at its very border. Behind the bench is a field illuminated by a bright light that penetrates deep into the dense spruce forest. Thin trunks of Christmas trees touchingly stretch to the sky. The picture of the forest lit by the dim sun is mesmerizing.

On a plate near the old well, wonderfully inscribed in the terrain, it is written that it is being repaired. We hope that during the life of the writer it was possible to drink cold clean water here and continue your walk further. How we would like to taste the water from the well and wash our faces with it!

The most amicable stream of visitors leads to the grave of Lev Nikolaevich. He was buried at a considerable distance from the main buildings, at the edge of a ravine, in a forest called the «Old Order». Lev Nikolaevich pointed to this place during his lifetime. In this forest, they often played with their older brothers and believed that it was here that the «green stick» was buried. The legend about her said that the one who manages to find the «green stick» will learn the secret of how to make all people happy.

The writer’s credo is carved in stone: «Do what you must, and let it be, what will be.»

The great life of a great writer is like the endless expanses of Yasnaya Polyana, giving us a free sky, spacious fields, endless forests, a wide soul and an immense heart. In such a place in a person there are no unjustified restrictions for thought, aspirations and flight.

I recently wrote about «wings». In the Yasnaya Polyana nature reserve, they unfold behind us, and we are not afraid to take off to look beyond the horizon running away into the distance…

Ясная Поляна. Заповедник/ Yasnaya Polyana. Reserve: 9 комментариев

Добавьте свой

  1. Пока читала статью — столько разных мыслей пронеслось в голове! И неимоверный восторг от пространства Ясной Поляны, где душа поет, от глубокого уважения к Льву Толстому — и не только как к автору, но Человеку(чтобы о нем не говорили), и желание перечесть его трилогию (нет, Войну и мир второй раз не осилю, хотя фильм смотрела с уоением и слезами восторга). Низкий вам поклон за то, что ваш пост родил во мне эти переживания!

    Нравится 1 человек

    1. Понимаю ваши переживания, Ирина. Сама, пока писала, опять испытала всю гамму чувств, как при посещении усадьбы.
      Спасибо за такой отзыв. Вдохновляет на дальнейшие публикации. 🌞

      Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: