Баксанское ущелье/ Baksan Gorge

English version below

Мы уже познакомились в предыдущей публикации На подъездах к Приэльбрусью с одним из собирательных образов жителя Кабардино-Балкарии – «Скорбящий горец». Именно природа сего благодатного края сформировала лучшие черты местных жителей, вдохновившие создателей монумента: они трудолюбивые и упрямые, гордые и независимые, честные и бескомпромиссные, привязанные к своей земле и уважающие семейные ценности.

Давайте и дальше знакомиться с природой Кавказа, которая поможет нам лучше понять людей, живущих в этих отчасти сказочно-комфортных, но иногда опасных и суровых условиях.

Чуть ранее мы проезжали село Заюково, справа от которого расположен горный массив Хара-Хора, одна из фотографий которого уже была размещена в предыдущей публикации. Со склона противоположной горы этот массив смотрится потрясающе.

Горный массив Хара-Хора. Кабардино-Балкария/ Mountain range Khara-Khora. Kabardino-Balkaria

Про Хара-Хору необходимо упомянуть отдельно.

Во-первых, до него справа от нас тянулись серо-черные горы с гладкими или шероховатыми, немного волнистыми, а иногда остроконечными боками, и вдруг Хара-Хора вырос перед нами своими устремленными ввысь зелеными верхушками. Этот массив выступил предвестником буйной и неутомимой жизни в горах Баксанского ущелья. Мы были в нетерпении: каковы же на самом деле знаменитые Кавказские горы?

Во-вторых, название «Хара-Хора» имеет свою занимательную кабардинскую легенду – как же без этого? Экскурсовод, безусловно, с удовольствием делится с туристами переводом слов этого названия – «собака» и «свинья».

Легенда же гласит, что некий Гасан Гнилой, которому было поручено выполнять распоряжения правителя селения, решил силой овладеть прекрасной Фатимат, второй женой Абдула. Оказалось, что женщина была не только красива, но и сильна. Она подняла Гасана за шиворот, как только что рожденного щенка, и выбросила его за дверь, да еще вылила вдогонку помои. На что неудачливый насильник разгневанно воскликнул: «Я расплачусь с тобой, Фатимат. Я заплачу тебе, презренная свинья». А Канамату, сыну Абдула, также давшему отпор негодяю, Гасан не преминул бросить угрозу: «Попомнишь меня, собачье отродье».

Этого негодяю показалось мало: он подло оклеветал женщину и её молодого заступника – будто бы, после смерти Абдула, они наслаждались преступной любовью в комнате, где лежал мертвый. Результат был закономерен: решено было немедля втащить преступного сына и преступную жену на вершину высокой обрывистой скалы и низвергнуть их с высоты прямо в Баксан-реку на камни, истребив их. «Убейте эту свинью и этого пса», – велел Гасану правитель селения, и люди исполнили этот приказ.

Желая до конца насладиться местью, Гасан велел высечь из камня на вершине скалы подобие пса и подобие свиньи.

Честно говоря, я не угадываю в контурах вершин Хара-Хоры образов этих животных. Но против легенды не поспоришь.

При этом живые коровы, встречаются на нашем пути постоянно, причем, иногда в самых неожиданных местах. Например, они забираются высоко в горы в поисках сочной зеленой травы – и на фоне неба, столпившись на небольшой зеленой площадке, одиноко пасутся вдали от людских поселений…

Заранее приношу извинение за качество фотографий, снятых из окна автобуса с не очень хорошими окнами.

Коровы на горе. Кабардино-Балкария/ Cows on the mountain. Kabardino-Balkaria
Коровы на горе. Кабардино-Балкария/ Cows on the mountain. Kabardino-Balkaria

Горные породы становятся уже не черно-серыми, а желто-бело-медовыми песчаниками, доломитами, известняками.

Кабардино-Балкария/ Kabardino-Balkaria

Стены гор проносятся перед нашими глазами – экскурсионный автобус набирает скорость.

Условный стык Пастбищного и Скалистого хребтов Кавказа. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ The conditional junction of the Pasture and Rocky Ranges of the Caucasus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

И мы въезжаем в Баксанское ущелье за селением Лакшута рядом с Пастбищным и Скалистым хребтами Кавказа.

Баксанское ущелье. Недалеко от села Лакшута/ Baksan Gorge. Near Lakshut village

Правая по ходу нашего движения горная гряда выглядит относительно пологой, с отдельной неплотной растительностью наверху хребта, с иногда нависающими голыми склонами и причудливыми скалистыми выступами, напоминающими головы сказочных чудовищ. Внизу же по дну ущелья течет мощная Баксан-река, то сужаясь и издавая звериный рев, то широко и вольготно разливаясь по просторному руслу.

Баксанское ущелье. Недалеко от села Лакшута/ Baksan Gorge. Near Lakshut village
Река Баксан. Баксанское ущелье/ Baksan river. Baksan Gorge
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Другая стена ущелья, слева по ходу нашего движения, – это, в основном, крутой обрыв к реке, поросший густым лесом вперемежку с полянами и лужайками. Иногда плотные стены ущелья разрезаются живописными теснинами и быстрыми речками. Горы становятся угловатыми и начинают менять свой оттенок на более темный за счет присутствия кристаллических пород, присущих Боковому Кавказскому хребту.

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Теснина Шаш-Боват. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. The gorge of Shash-Bovat. Kabardino-Balkaria

Неожиданно Баксанское ущелье немного сужается, так как река Баксан в этом месте рассекает Скалистый хребет, и вскоре образует теснину, называемую Шаш-Боват. В одном из расширений этой теснины расположилось небольшое село Бедык. Сейчас здесь функционирует современное производство по обжигу и расфасовке высококачественного гипса. Длина теснины Шаш-Боват около 5 км, а ширина в самом узком месте – 30 метров.

В открывшейся нам после теснины широкой долине с высокорастущими травами раскинулось селение Былым (с тюрского – Скот). Поселение имеет неожиданную достопримечательность – в Былыме выращивается самая вкусная капуста в республике. Нас, честно говоря, заворожили нескончаемые изумрудно-зеленые капустные поля. Это было приятно и трогательно.

Селение Былым. Баксанское ущелье/ Village Bylym. Baksan Gorge
Селение Былым. Баксанское ущелье/ Village Bylym. Baksan Gorge
Селение Былым. Баксанское ущелье/ Village Bylym. Baksan Gorge

Скот, конечно, тоже выпасается в близлежащих горах: коровы на фоне скалистых гор – суровая реальность современных горных селений.

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Мы приближаемся к единственному городу внутри Баксанского ущелья – Тырныаузу, расположенному на высоте более 1300 метров над уровнем моря и являющемуся одним из наиболее высоко расположенных городов России. Меня зачаровал сам факт наличия города с высокими домами в глубине ущелья. Он вырос после увиденных нами остатков заброшенного во время перестройки производства на Тырныаузском молибденовом комбинате.

Видите – эту еще угадывающуюся, заброшенную узкоколейку вдоль горного хребта, для полотна которой были выстроены вплотную к горам, тут и там, небольшие мостики над круглыми впадинами породы?

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Про эту дорогу почти нет информации в сети – она, видимо, давно не функционировала, так как со временем построили другой маршрут доставки продукции, выпускаемой тем самым комбинатом, которому Тырныауз обязан всей своей историей и даже основанием. Город в 1934 году был основан как село Герхожан, при открытии Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения. 1-я очередь строящегося Тырныаузского горно-обогатительного комбината, специализировавшегося на добыче и обогащении вольфрамо-молибденовых руд, вступила в строй 1 сентября 1940 года. Вырабатываемые предприятием концентраты в дальнейшем перерабатывались на заводе «Гидрометаллург» в Нальчике.

Самая героическая и драматичная страница истории Тырныауза — совершенно невероятная эвакуация (с привлечением альпинистов) всех жителей и !!!! запасов драгоценного молибдена в 1942 году через перевал Бечо в Южную Сванетию при наступлении немецких войск. Чудесным образом всё население было эвакуировано, а весь запас готового концентрата наши отходившие части переправили в Сванетию и отправили на сталелитейные заводы. После войны комбинат возобновил свою работу. В советское время город-спутник при комбинате процветал. Появился огромный пафосный «сталинский» дворец культуры и не только…

Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Город Тырныауз. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ City of Tyrnyauz. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Но в начале 2000-х годов деятельность предприятия фактически была прекращена, что повлекло за собой снижение численности населения Тырныауза почти на треть. Большие затраты комбинат понёс на ликвидацию последствий селевого потока, трагически спустившегося на город в июле 2000 года. В дальнейшем оборудование с мертвого предприятия было разграблено. В 2001 году ГОК был признан банкротом.

Удивительно, что город за это время не умер.

Вроде бы корпорация «Ростех» 3 года назад объявила о своей готовности приступить к проектированию и строительству предприятия по переработке вольфрамо-молибденовых руд в Тырныаузе. Почему же сейчас в 2022 году ничего не происходит?

Будет печально сознавать, что в столь тяжелое время Великой Отечественной войны можно было эвакуировать и затем возобновить работу комбината, а сейчас нет рычагов для восстановления ключевых предприятий российской горнодобывающей и горно-перерабатывающей промышленности.

Между тем население города продолжает медленно сокращаться…

Как символ такого сокращения при съемке скульптур двух горных баранов, возвышающихся над дорогой, мне удалось запечатлеть только одного – второй в кадр не вписался из-за высокой скорости, с которой мы проезжаем эти места – ведь пока здесь нечего смотреть.

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Сразу за Тырныаузом долина начинает резко сужаться и перед нами предстает во всей красе глубокая теснина Эльджурту. Это одно из красивейших мест на нашем пути.

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Кажется, что горы впереди полностью загораживают нам проезд. Изломы скал одна интереснее другой – гармоничны и непререкаемы.

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария. Разглядите в нависшей над дорогой горе спящего медведя, как это увидела я?/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria. See the sleeping bear in the mountain hanging over the road, how did I see it?

Окружающаяся природа опять меняется: перед нами предстают очень живописные, величественные хвойные леса, которые доходят до поляны Азау (высота 2300 км).

Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Открывающееся с левой стороны по ходу нашего движения зеленое плато поражает необычайным разнообразием оттенков травянистого и малахитового, а также вкраплениями ярких пятен еще не увядших цветов и различных плодов.

Любопытно, что на всем пути вдоль ущелья вблизи дороги плотно переплетаются друг с другом своими ветками кусты облепихи, плоды которой как раз созрели. Заросли усеяны ярко оранжевыми ягодами. Сочетание серебристой облепиховой листвы и пламенеющего облака, обволакивающего ветки, невероятно красиво. Но хорошо сфотографировать их на большой скорости, к сожалению, ни разу так и не удалось…

Заросли облепихи вдоль дороги. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Thickets of sea buckthorn along the road. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

И вот на одном из поворотов автотрассы в узкий просвет между горами мы угадываем Эльбрус. Да, мы не ошиблись. Он медленно, но верно приближается к нам, вернее – мы к нему.

Виден Эльбрус. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Seeing Elbrus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Виден Эльбрус. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Seeing Elbrus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Виден Эльбрус. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Seeing Elbrus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Виден Эльбрус. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Seeing Elbrus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Виден Эльбрус. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Seeing Elbrus. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Еще мы всё ближе и ближе к верховьям реки Баксан, берущей начало в ледниках Эльбруса и быстро текущей по всему ущелью, при этом шумно неся свои «кипящие» воды и с грохотом переворачивая камни. Для спусков и рафтинга река непригодна. Зато пригодна для любования её бурными водами в районе Поляны нарзанов – еще одном знаковом месте Баксанского ущелья.

Река Баксан. Недалеко от Поляны нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan river. Near the Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Река Баксан. Недалеко от Поляны нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan river. Near the Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Река Баксан. Недалеко от Поляны нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan river. Near the Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

На территории лесопарка между Терсколом и Байдаево бьют из-под земли минеральные ключи: обустроено 3 нарзанных источника – из труб льется ледяная минералка.

Главный источник. Поляна нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Main source. Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Источник нарзана № 1. Поляна нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Source of Narzan No. 1. Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Поляна нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

Вокруг источников, конечно, торговля местными товарами, кафе, лавочки, скульптуры. Сразу воду нам попробовать не удалось – уж очень она была холодна – сводило зубы. Мы набрали 2 бутылки: одну – из главного источника и вторую – из источника нарзана №1. В автобусе мы попробовали воду – на наш вкус нарзан № 1 был вкуснее.

Бутылки с нарзаном/ Bottles of Narzan
Бутылки с нарзаном/ Bottles of Narzan

Не верьте свои глазам – в бутылках на фотографиях не Aqua Minerale или Бештау. Это минералка с Поляны нарзанов на следующее утро после поездки. Не зря все камни вокруг источников ржавые. Действительно, в составе воды высоко содержание железа, которое через некоторое время выпадает рыжим осадком. Поэтому воду полезно пить свежей – только что вытекшую из земли.

От Поляны нарзанов до Чегета – первой точки нашего горного маршрута на автобусе уже рукой подать.

Мимо проносятся поля подсолнечника, а я опять не могу их резко сфотографировать… Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Sunflower fields rush past, and again I can’t take a sharp picture of them … Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria
Чегетская поляна (высота 2100 м). Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Chegetskaya glade (height 2100 m). Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

И вот мы уже смотрим снизу-вверх на гору и канатную дорогу с «Чегетской поляны» (высота 2100 м). Нам видна только часть первого участка «канатки». Мы можем только гадать – что ждёт нас выше и как она выглядит вблизи – ВЫСОТА…

О нашем преодолении высоты, горных красотах, погоде в дороге и на высотных станциях, а также о возникающих эмоциях и ощущениях расскажу в следующих публикациях: Чегет.

Река Баксан. Недалеко от Поляны нарзанов. Баксанское ущелье. Кабардино-Балкария/ Baksan river. Near the Glade of Narzans. Baksan Gorge. Kabardino-Balkaria

English version

We have already met in the previous publication At the entrances to Elbrus region with one of the collective images of a resident of Kabardino-Balkaria — «Grieving Highlander». It was the nature of this fertile land that shaped the best features of the locals that inspired the creators of the monument: they are hardworking and stubborn, proud and independent, honest and uncompromising, tied to their land and respecting family values.

Let’s continue to get acquainted with the nature of the Caucasus, which will help us better understand the people living in these partly fabulously comfortable, but sometimes dangerous and harsh conditions.

A little earlier, we passed the village of Zayukovo, to the right of which is the Khara-Khora mountain range, one of the photographs of which has already been posted in a previous publication. From the slope of the opposite mountain, this array looks amazing.

Khara-Khora must be mentioned separately.

In the first place, gray-black mountains with smooth or rough, slightly wavy, and sometimes pointed sides stretched before us to our right, and suddenly Khara-Khora grew in front of us with its green tops soaring upwards. This massif was a harbinger of a violent and tireless life in the mountains of the Baksan Gorge. We were impatient: what are the famous Caucasus Mountains really like?

Secondly, the name «Khara-Khora» has its own entertaining Kabardian legend — how could it be without it? The guide, of course, is happy to share with tourists the translation of the words of this name — “dog” and “pig”.

The legend says that a certain Gasan Rotten, who was entrusted with carrying out the orders of the ruler of the village, decided to seize the beautiful Fatimat, the second wife of Abdul, by force. It turned out that the woman was not only beautiful, but also strong. She lifted Gasan by the collar like a newly born puppy, and threw him out the door, and even poured slop after him. To which the unfortunate rapist angrily exclaimed: “I will cry with you, Fatimat. I will pay you, you despicable pig.» And Kanamat, the son of Abdul, who also rebuffed the scoundrel, Gasan did not fail to threaten: «Remember me, dog offspring.»

This villain seemed not enough: he vilely slandered the woman and her young intercessor — as if, after the death of Abdul, they enjoyed criminal love in the room where the dead man lay. The result was logical: it was decided to immediately drag the criminal son and criminal wife to the top of a high steep cliff and overthrow them from a height directly into the Baksan River onto stones, exterminating them. “Kill this pig and this dog,” the ruler of the village ordered Hasan, and the people obeyed this order.

Wanting to enjoy revenge to the end, Gasan ordered to carve a likeness of a dog and a likeness of a pig from a stone on top of a rock.

To be honest, I do not guess the images of these animals in the contours of the peaks of Khara-Khora. But you can’t argue against the legend.

At the same time, live cows are constantly encountered on our way, and sometimes in the most unexpected places. For example, they climb high into the mountains in search of lush green grass — and against the background of the sky, crowded on a small green area, they graze lonely far from human settlements…

I apologize in advance for the quality of the photos taken from the bus window with not very good windows.

The rocks are no longer black and gray, but yellow-white-honey sandstones, dolomites, limestones. The walls of the mountains rush before our eyes — the sightseeing bus picks up speed. And we drive into the Baksan gorge behind the village of Lakshut near the Pasture Range and Rocky Range of the Caucasus.

The mountain range on the right in the course of our movement looks relatively gentle, with separate loose vegetation at the top of the ridge, with sometimes overhanging bare slopes and bizarre rocky ledges resembling the heads of fabulous monsters. Below, along the bottom of the gorge, the powerful Baksan River flows, now narrowing and uttering an animal roar, now broadly and freely spilling over a spacious channel. The other wall of the gorge, on the left in the direction of our movement, is basically a steep cliff to the river, overgrown with dense forest interspersed with glades and lawns. Sometimes the dense walls of the gorge are cut by picturesque gorges and fast rivers. The mountains become angular and begin to change their shade to a darker one due to the presence of crystalline rocks inherent in the Lateral Caucasus Range.

Suddenly, the Baksan Gorge narrows a little, as the Baksan River cuts through the Rocky Range at this point, and soon forms a gorge called Shash-Bovat. In one of the extensions of this gorge there is a small village of Bedyk. Now there is a modern production facility for firing and packaging high-quality gypsum. The length of the Shash-Bovat gorge is about 5 km, and the width at its narrowest point is 30 meters.

In the wide valley with high-growing grasses that opened up to us after the gorge, the village of Bylym (from the Turkic — Cattle) is spread. The settlement has an unexpected attraction — the most delicious cabbage in the republic is grown in Bylym. To be honest, we were fascinated by the endless emerald green cabbage fields. It was pleasant and touching. Cattle, of course, also graze in the nearby mountains: cows against the backdrop of rocky mountains are the harsh reality of modern mountain villages.

We are approaching the only city inside the Baksan Gorge — Tyrnyauz, located at an altitude of more than 1300 meters above sea level and is one of the highest cities in Russia. I was fascinated by the very fact of the presence of a city with high houses in the depths of the gorge. It grew up after we saw the remains of the abandoned during the restructuring of production at the Tyrnyauz molybdenum plant.

Do you see — this still guessing, abandoned narrow-gauge railway along the mountain range, for the canvases of which small bridges were built close to the mountains, here and there, over round depressions of the rock?

There is almost no information about this road on the net — it apparently did not function for a long time, since over time they built a different route for the delivery of products manufactured by the very plant to which Tyrnyauz owes all its history and even foundation. It was founded as the village of Gerkhozhan in 1934, when the Tyrnyauz tungsten-molybdenum deposit was discovered. The 1st stage of the Tyrnyauz mining and processing plant under construction, which specialized in the extraction and enrichment of tungsten-molybdenum ores, went into operation on September 1, 1940. The concentrates produced by the enterprise were further processed at the Hydrometallurg plant in Nalchik.

The most heroic and dramatic page in the history of Tyrnyauz is the absolutely incredible evacuation (with the involvement of climbers) of all residents and !!!! reserves of precious molybdenum in 1942 through the Becho pass to South Svaneti during the advance of German troops. Miraculously, the entire population was evacuated, and the entire stock of ready-made concentrate was transported to Svaneti and sent to steel mills. After the war, the plant resumed its work. In Soviet times, the satellite city at the plant flourished. A huge pretentious «Stalinist» palace of culture appeared and not only…

But in the early 2000s, the activity of the enterprise was actually stopped, which led to a decrease in the population of Tyrnyauz by almost a third. The plant incurred large expenses to eliminate the consequences of the mudflow that tragically descended on the city in July 2000. In the future, the equipment of the enterprise was actually looted. In 2001, the GOK was declared bankrupt.

It is surprising that the city did not die during this time.

It seems that 3 years ago Rostec Corporation announced its readiness to start designing and building an enterprise for processing tungsten-molybdenum ores in Tyrnyauz. Why is nothing happening now in 2022?

It will be sad to realize that in such a difficult time of the Great Patriotic War it was possible to evacuate and then resume the work of the plant, but now there are no levers for restoring the key enterprises of the Russian mining and mining and processing industry.

Meanwhile, the city’s population continues to slowly decline…

As a symbol of such a reduction, when shooting sculptures of two mountain sheep towering above the road, I managed to capture only one — the second did not fit into the frame due to the high speed with which we pass these places — because there is nothing to see here yet.

Immediately after Tyrnyauz, the valley begins to narrow sharply and the deep gorge of Eldzhurtu appears before us in all its glory. This is one of the most beautiful places on our way.

It seems that the mountains ahead completely block our passage. The fractures of the rocks are one more interesting than the other — they are harmonious and indisputable. The surrounding nature is changing again: very picturesque, majestic coniferous forests appear before us, which reach the Azau glade (altitude 2300 km). The green plateau opening on the left side in the direction of our movement strikes with an extraordinary variety of shades of grassy and malachite, as well as interspersed with bright spots of flowers that have not yet withered and various fruits.

It is curious that along the entire path along the gorge near the road, sea buckthorn bushes are tightly intertwined with each other with their branches, the fruits of which have just ripened. The thickets are dotted with bright orange berries. The combination of silvery sea buckthorn foliage and a flaming cloud enveloping the branches is incredibly beautiful. But, unfortunately, it was never possible to take a good picture of them at high speed…

And now, at one of the turns of the highway into a narrow gap between the mountains, we guess Elbrus. Yes, we were not mistaken. He is slowly but surely approaching us, or rather, we are approaching him.

We are also getting closer and closer to the upper reaches of the Baksan River, which originates in the glaciers of Elbrus and quickly flows through the entire gorge, while noisily carrying its “boiling” waters and turning over stones with a roar. The river is unsuitable for descents and rafting. But it is suitable for admiring its stormy waters in the area of the Glade of Narzans — another iconic place in the Baksan Gorge.

On the territory of the forest park between Terskol and Baidaevo, mineral springs gush out of the ground: 3 narzan springs are equipped — ice mineral water flows from pipes. Around the sources, of course, trade in local goods, cafes, shops, sculptures. We didn’t manage to try the water right away — it was very cold — it hurt our teeth. We collected 2 bottles: one — from the main source and the second — from the source of narzan No. 1 on the bus, we tried the water — for our taste, Narzan No. 1 was tastier.

Do not believe your eyes — the bottles in the photos are not Aqua Minerale or Beshtau. This is a mineral water from the Glade of Narzans the next morning after the trip. No wonder all the stones around the springs are rusty. Indeed, the water contains a high content of iron, which after a while precipitates as a red precipitate. Therefore, it is useful to drink water fresh — just flowed out of the ground.

From the Glade of Narzans to Cheget — the first point of our mountain route by bus is already within easy reach.

And now we are already looking from the bottom up at the mountain and the cable car from the Chegetskaya Polyana (altitude 2100 m). We can see only part of the first section of the cable car. We can only guess — what awaits us above and how it looks close up — HEIGHT…

I will tell about our overcoming the height, mountain beauties, weather on the road and at high-altitude stations, as well as about the emerging emotions and sensations in the following publications: Cheget.

Баксанское ущелье/ Baksan Gorge: 6 комментариев

Добавьте свой

  1. Beautiful height mountain. Beautiful nature place. Very nice narrow gauge railway. All photography amazing. Very clear photo shoot.
    You visited it’s highly mountain. How you way go on the heigh ist to mountain. I like.

    1. thanks for the comment. I’m glad it evoked such emotions. I’m going to continue to write and publish photos with mountain views from a height. I hope that there will also be bright impressions. 👍👍👍

    1. Только окна автобуса были грязными, сто несколько подпортило впечатление. Но рада, что и в таком виде впечатляет.

Добавить комментарий

Blog at WordPress.com. , автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: