Простые формы #1/ Simple forms #1

English version below

«Простые формы» — это название одной из трех выставок (публикации Джоли Алиен. Сухая крапива, Среда обитания), которые мы посетили в Московском музее современного искусства (MMOMA).

Решили попробовать – как работает ежемесячное воскресное бесплатное посещение музея. Регистрируешься на сайте музея и приобретаешь бесплатный билет. При этом на входе в вожделенное здание с удивлением обнаруживаешь, что таких желающих приобщиться бесплатно к современному искусству достаточно много – стоит солидная очередь.

Так как мы проводили эксперимент, то решили довести его до конца. Примерно час с небольшим мы ожидали входа в помещение музея.

Во дворике MMOMA собраны некоторые работы под открытым небом – у нас было время их изучить. Представлены довольно любопытные скульптуры и инсталляции и, конечно, грузинский дворик из так легко узнаваемых фигур Зураба Церетели, несмотря на то, что у него есть теперь своя галерея.

Но всему на свете приходит конец – пришел он и нашему ожиданию своей очереди в музей.

По анонсу выставки мы не совсем понимали, что же увидим в представленной экспозиции.

Выставка охватывает более полувека – на ней представлен золотой фонд послевоенного авангарда. Предметом исследований представленных работ стал художественный феномен бегства от действительности, выраженного через искусство. Проще говоря: «Глаза б мои не смотрели на этот мир!»

Куда же бегут художники?

Видимо, в область «простых форм». Они практически разлагают материальный мир на молекулы и атомы. Для одних эти простые формы — чистая геометрия, для других – тексты, цифры и шифры, для третьих – примитивизм и т.п. В экспозиции представлены живописные, графические, скульптурные произведения, а также видео- и фотоработы современных авторов, последовательно раскрывающие историю отказа от образа, а в каждом отдельном зале рассматриваются определенные методы и приемы, с помощью которых в творчестве разных художников проявляется данный отказ. В первую очередь, разложение и обобщение понятных образов связаны в культуре с социально-политическими переменами, потрясениями и трагедиями прошлого века.

Общее же в концепции экспонирующихся работ – это поиск осмысления прошлого творческого опыта в попытке, оттолкнувшись от него, найти новые пути, не сковывающие личную творческую свободу авторов живописных и скульптурных работ.

Для нас безусловно важно изучить опыт советского искусства, несущего в мир социалистические ценности в том виде, в котором они были поняты творцами того времени.

Ринат Волигамси. Звезда 17. 2017/ Rinat Voligamsi. Star 17. 2017
Андрей Ройтер. Проверенный багаж. 2011/ Andrew Reuter. Checked luggage. 2011
Сергей Бордачев. Угловые структуры.1999; Флаги. 1998/ Sergei Bordachev. Angle structures. 1999; Flags. 1998

Это, в первую очередь, ощущение утраты дома и вечных скитаний для определенной части российских людей, которое выражается очень простыми символами: всегда собранным в дорогу саквояжем, разладом в душе и неприемлемыми символами существующей власти.

Тимур Новиков. Утраченные идеалы счастливого детства. 2000/ Timur Novikov. The lost ideals of a happy childhood. 2000
Тимур Новиков. Утраченные идеалы счастливого детства. 2000/ Timur Novikov. The lost ideals of a happy childhood. 2000
Гриша Брускин. Без названия. 1990/ Grisha Bruskin. Untitled. 1990

Тимур Новиков собирает воедино образцы садово-парковой скульптуры сталинского времени, уничтоженные в постперестроечное время. Глядя на соединенные вместе памятники детской и юношеской пропаганды того времени становится не по себе, как будто увидел призрак ушедшей эпохи. Не очень приятно – подкатывает что-то тошнотворное к горлу. Особенно, когда начинаешь внимательно разглядывать типичные характеры действующей тогда власти, собранные вместе в работе Гриши Брускина. Ржавая же фактура мутировавшей красной звезды – символа времени – создает ощущение потусторонней реальности, которую хочется разглядывать бесконечно долго как страшилище из фильма ужасов, от зрительного образа которого невозможно оторвать взгляд.

Ринат Волигамси. Звезда 17. 2017/ Rinat Voligamsi. Star 17. 2017

Вообщем, можно констатировать, что устроителям выставки удалось сразу вылить ушат ледяной воды на пришедшего на выставку зрителя.

Понятно становится – почему на закате советской власти возникают альтернативные формы ускользания от пошлости, банальности, стереотипности, зарегламентированности обыденного. Мастера пытаются нащупать допустимые способы познания и возможности отображения видимого вокруг себя. Подобная тактика маскировки позволяет освободить произведение от всякой наносной искусственности художественного образа.

Игорь Макаревич. УНОК №6; УНОК №3. 2000/ Igor Makarevich. UNOK №6; UNOK №3. 2000

Один из классиков московского концептуализма Игорь Макаревич играет с нашим воображением при помощи шарады. Слово «рисунок» состоит из двух частей: РИС — находится внутри коробки; УНОК — аббревиатура, созвучная УНОВИС — авангардное объединение Казимира Малевича «Утвердители нового искусства». Объект освобождается от первоначальных смыслов и раскладывается на части. Настоящим объектом искусства становится сознание зрителя, который переживает осознание предмета.

Иван Новиков. Дикий порядок. 2015/ Ivan Novikov. Wild order. 2015
Илья Кабаков. Конструкции картинного пространства. 1973/ Ilya Kabakov. Picture space designs. 1973
Андрей Чежин. Из серии «Кнопка и модернизм». Посвящение Джозефу Кошуту. 1990 — 1999; Посвящение Ричарду Серра. 2001; Посвящение Рене . 1990 — 1999; Посвящение Брюсу Науману. 2010/ Andrey Chezhin. From the «Button and Modernism» series. Hommage to Joseph Kossuth. 1990 — 1999; Hommage to Richard Serra. 2001; Hommage to Rene. 1990 — 1999; Hommage to Bruce Nauman. 2010

Несет ли данная мимикрия, зачастую прикрывающая за внешней картинкой подходы западного современного искусства, что-то эмоционально близкое для зрителя того времени и для сегодняшнего посетителя выставки – я не уверена. При этом ознакомиться с этим опытом художников представляется мне любопытным.

Владислав Немухин. Посвящение Петру Соколову. 1988/ Vladislav Nemukhin. Dedication to Pyotr Sokolov. 1988
Владимир Немухин. «Посвящение Полю Сезанну». 1989/ Vladimir Nemukhin. «Homage to Paul Cezanne». 1989
Владимир Немухин. «Посвящение Полю Сезанну (Постамент)». 2015/ Vladimir Nemukhin. «Homage to Paul Cezanne (Plinth)». 2015
Владимир Немухин. «Посвящение Полю Сезанну (Постамент)». 2015/ Vladimir Nemukhin. «Homage to Paul Cezanne (Plinth)». 2015
Владимир Немухин. «Посвящение Полю Сезанну (Постамент)». 2015/ Vladimir Nemukhin. «Homage to Paul Cezanne (Plinth)». 2015

Конечно, образ простой формы сразу ассоциируется у нас с геометрическими фигурами. И экспозиция нас в этом не разочаровывает. Квадраты, шары, конусы, пирамиды и параллелепипеды не несут в себе никакой иной мысли, кроме своей формы и этим-то и привлекательны, как базовые фигуры, привычные нам в любых сочетаниях и, на очертаниях которых наш глаз отдыхает.

Владислав Ефимов. Без названия. 2019/ Vladislav Efimov. Untitled. 2019
Владислав Ефимов. Без названия. 2019/ Vladislav Efimov. Untitled. 2019
Олег Кулик. Прозрачность. Квадрат. 2007/ Oleg Kulik. Transparency. Square. 2007
Слева: Олег Кулик. Прозрачность. Квадрат. 2007; справа: Николай Наседкин. Баня по-черному. 2005-2012/ Left: Oleg Kulik. Transparency. Square. 2007; right: Nikolai Nasedkin. Black banya (Smoke sauna). 2005-2012
Слева: Олег Кулик. Прозрачность. Квадрат. 2007; справа: Николай Наседкин. Баня по-черному. 2005-2012/ Left: Oleg Kulik. Transparency. Square. 2007; right: Nikolai Nasedkin. Black banya (Smoke sauna). 2005-2012
Слева: Олег Кулик. Прозрачность. Квадрат. 2007; справа: Николай Наседкин. Баня по-черному. 2005-2012/ Left: Oleg Kulik. Transparency. Square. 2007; right: Nikolai Nasedkin. Black banya (Smoke sauna). 2005-2012
Слева: Олег Кулик. Прозрачность. Квадрат. 2007; справа: Николай Наседкин. Баня по-черному. 2005-2012/ Left: Oleg Kulik. Transparency. Square. 2007; right: Nikolai Nasedkin. Black banya (Smoke sauna). 2005-2012

Немного развлеклись мы в пространстве инсталляции Николая Наседкина «Баня по-черному». Это «Черный квадрат» Малевича, преобразованный в куб, в котором, видимо, по задумке автора посетители должны ощущать с помощью звуков и подсветки ощущения, близкие к мытью в походных условиях. Надо сказать, что этого не происходит. Вошедшие тихо посмеиваются над всем этим действом. Но настроение при этом улучшается – возможно, в этом и была задумка автора. Ведь настроение обычно поднимается при очищении от черных мыслей – этакая духовная баня.

В следующем зале представлены художники, которые пытались по-другому отобразить фигуру человека в этом мире, выведя ее за пределы своей традиционной формы. Они видели в этом поиски внутренней свободы человека и освобождения от тяготящих его ограничений. При этом они не планировали отрывать человека от просторов мироздания, изобретая свою сетку структурирования окружающего мира. Эти игры разума не очень задевают нас эмоционально, но вносят свой вклад в осмысление поисков художников.

Владимир Янкилевский. Без названия. Левая и правая части триптиха. 1970-е/ Vladimir Yankilevsky. Untitled. Left and right parts of the triptych. 1970s
Владимир Янкилевский. Без названия. 1980-е/ Vladimir Yankilevsky. Untitled. 1980s
Владимир Янкилевский. Без названия. 1985/ Vladimir Yankilevsky. Untitled. 1985
Михаил Шварцман. Ключевая идеография №2. 1964/ Mikhail Shvartsman. Key ideography No. 2. 1964
Вадим Сидур. Инвалид; Павший на бегу; Памятник концлагерю. 1966/ Vadim Siddur. The Disabled; Fallen on the run (Scetch for a Tombstone), Concentration Camp Memorial. 1966

Очень сильное впечатление произвели на нас скульптуры Вадима Сидура, которые транслируют чувство одиночества и ощущение бессилия человека, отсылая нас к реалиям послевоенного времени. Обобщая человеческий образ, лишая его отдельных узнаваемых черт, отдавая предпочтение исторической конкретности перед портретной, художник и мы вместе с ним оплакиваем трагедию военных событий и судьбы целых поколений.

Вадим Сидур. Инвалид. 1966/ Vadim Siddur. The Disabled. 1966

Неожиданно в этом зале устроители выставки погружают зрителя в сказку со знакомым нам персонажем птицы Сирин, представленной в виде деревянной скульптуры, сделанной живо, эмоционально и в какой-то степени небрежно, что придает ей еще больше обаяния и очарования. В древнерусском искусстве и легендах это райская птица с головой девы, чье пение разгоняет печаль и тоску. Она является лишь счастливым людям. При этом не всё так замечательно, потому что Сирин — темная птица, темная сила, посланница властелина подземного мира. В ней уживаются вместе темные и светлые начала, как и в нас с вами. Язык сказки помогает нам зрительно рассмотреть добро и зло нашего мира со всех сторон, детально исследуя скульптуру.

Евгений Антуфьев. Без названия. Из серии «Бессмертие навсегда». 2015/ Evgeny Antufiev. Untitled. From the «Immortality Forever» series. 2015

Также классическими приемами выражения немоты и непригодности прежнего довоенного изобразительного языка стали неосознанные методы в творчестве аутсайдеров, детей, непрофессиональных авторов, представленные в следующем зале.

Олег Ланг. Метель. 2009/ Oleg Lang. Blizzard. 2009

Одним из ярких представителей данного направления является Олег Ланг, известный своими фактурными, экспрессивными полотнами. Его вневременные обобщенные фигуры тревожно и потерянно всматриваются в зрителя… И нам становится не по себе от их пристальных взглядов, как и от взгляда девочки на картинах Айни Тойфель, смотрящей на нас вселенским, всё понимающим взглядом и задающей свои неудобные детские вопросы.

Айни Тойфель. Из серии «Вопросы ребенка». Почему так много разрушенных домов?; Где люди, жившие в этих домах?. 1966/ Aini Teufel. From the «Child’s Questions» series. Why are there so many destroyed houses?; Where are the people who lived in these houses? 1966
Карл-Хайнц Шмидт. Разговор. 1969/ Karl Heinz Schmidt. Conversation. 1969
0331с. Портрет Гриши. 2018/ 0331s. Portrait of Grisha. 2018

Условные черты носит и эскизный портрет Гриши на брусчатке, являющийся частью проекта «По головам», посвященной исторической памяти, рассеянной в городской среде. Таких изображений у автора сделано более чем на 250 булыжниках. Все они были представлены ранее на выставке, где камнями была выложена целая площадка – посетители ходили по ним и рассматривали сверху изображения под своими ногами. Такие творцы пытаются спасти от обыденности забвения мимолетное, случайное, незначительное, те скромные события, когда нога человека единожды коснулась дороги, оставила след и свидетельство своего человеческого присутствия.

0331с. Портрет Гриши. 2018/ 0331s. Portrait of Grisha. 2018

Нужно ли это нам с вами? Возможно, это заставляет нас задуматься о смысле своего присутствия на земле, о его необходимости и уникальности.

В следующей публикации Простые формы #2 я расскажу о второй части выставки «Простые формы»: о фото и видео-работах художников, о странных инсталляциях и интересных арт-объектах.

English version

«Simple Forms» is the title of one of three exhibitions (publications by Jolie Alien. Dry urtica, Habitat) that we visited at the Moscow Museum of Modern Art (MMOMA).

We decided to try — how the monthly Sunday free visit to the museum works. Register on the museum website and purchase a free ticket. At the same time, at the entrance to the coveted building, you are surprised to find that there are quite a lot of such people who want to join contemporary art for free — there is a solid queue.

Since we were conducting an experiment, we decided to bring it to the end. We waited for about an hour to enter the museum premises.

The MMOMA patio has a collection of some of the open-air works that we had time to explore. Quite curious sculptures and installations are presented, and, of course, the Georgian courtyard from the so easily recognizable figures of Zurab Tsereteli, despite the fact that he now has his own gallery.

But everything in the world comes to an end — he came to our waiting for our turn in the museum.

According to the announcement of the exhibition, we did not quite understand what we would see in the presented exposition.

The exhibition covers more than half a century — it presents the golden fund of the post-war avant-garde. The subject of research of the presented works was the artistic phenomenon of escapism, expressed through art. Simply put: “My eyes would not look at this world!”

Where are the artists going? Apparently, in the area of «simple forms». They practically decompose the material world into molecules and atoms. For some, these simple forms are pure geometry; for others, they are texts, numbers, and ciphers; for others, they are primitivism, and so on. The exposition presents paintings, graphic, sculptural works, as well as video and photographic works by contemporary authors, consistently revealing the history of the rejection of the image, and in each separate room certain methods and techniques are considered, with the help of which this rejection is manifested in the work of different artists. First of all, the decomposition and generalization of understandable images are associated in culture with socio-political changes, upheavals and tragedies of the last century.

What is common in the concept of the exhibited works is the search for comprehension of the past creative experience in an attempt, starting from it, to find new ways that do not constrain the personal creative freedom of the authors of paintings and sculptures.

It is certainly important for us to study the experience of Soviet art, which brings socialist values to the world in the form in which they were understood by the creators of that time.

This is, first of all, a feeling of loss of home and eternal wanderings for a certain part of Russian people, which is expressed in very simple symbols: a bag always packed for the journey, discord in the soul and unacceptable symbols of the existing power.

Timur Novikov collects together samples of landscape gardening sculpture of the Stalin era, destroyed in the post-perestroika period. Looking at the monuments of children’s and youthful propaganda of that time connected together, one becomes uneasy, as if he saw the ghost of a bygone era. Not very pleasant — something nauseous rolls up to the throat. Especially when you begin to carefully look at the typical characters of the then acting government, brought together in the work of Grisha Bruskin. The rusty texture of the mutated red star — a symbol of time — creates a feeling of an otherworldly reality that you want to look at for an infinitely long time like a monster from a horror movie, from the visual image of which it is impossible to take your eyes off.

In general, it can be stated that the organizers of the exhibition managed to immediately pour a tub of ice water on the spectator who came to the exhibition.

It becomes clear why, at the decline of Soviet power, alternative forms of escape from vulgarity, banality, stereotyping, and the regulation of the ordinary arise. Masters are trying to find acceptable ways of knowing and the possibility of describing what is visible around them. Such a tactic of disguise allows you to free the work from any superficial artificiality of the artistic image.

One of the classics of Moscow conceptualism, Igor Makarevich, plays with our imagination with the help of a charade. The word «drawing» consists of two parts: RICE — located inside the box; UNOK is an abbreviation, consonant with UNOVIS, the avant-garde association of Kazimir Malevich “Affirmatives of the New Art”. The object is released from the original meanings and decomposed into parts. The real object of art becomes the consciousness of the viewer, who experiences awareness of the subject.

Whether this mimicry, which often covers the approaches of Western contemporary art behind an external picture, carries something emotionally close for the viewer of that time and for today’s visitor to the exhibition — I’m not sure. At the same time, I find it interesting to get acquainted with this experience of artists.

Of course, the image of a simple form is immediately associated with geometric figures. And the exposition does not disappoint us in this. Squares, balls, cones, pyramids and parallelepipeds do not carry any other idea than their shape, and this is what makes them attractive, as basic figures that are familiar to us in any combination and on the outlines of which our eye rests.

We had a little fun in the space of the installation by Nikolai Nasedkin «Bath in the Black». This is Malevich’s «Black Square», transformed into a cube, in which, apparently, according to the author’s idea, visitors should feel with the help of sounds and lighting sensations close to washing in field conditions. Needless to say, this is not happening. Entered quietly chuckle at all this action. But the mood improves at the same time — perhaps this was the author’s idea. After all, the mood usually rises when cleansing from black thoughts — a sort of spiritual bath.

Also, the artists tried to display the human figure in this world in a different way, taking it beyond the limits of its traditional form. They saw in this the search for the inner freedom of a person and liberation from the restrictions that burden him. At the same time, they did not plan to tear a person away from the expanses of the universe, inventing their own grid of structuring the world around them. These mind games don’t really touch us emotionally, but they do contribute to understanding the search for artists.

A very strong impression was made on us by the sculptures of Vadim Sidur, which convey a feeling of loneliness and a sense of human powerlessness, by directing us to the realities of the post-war period. Generalizing the human image, depriving it of individual recognizable features, giving priority to historical concreteness, rather than portrait resemblance, the artist and we, together with him, mourn the tragedy of military events and the fate of entire generations.

Unexpectedly, in this hall, the organizers of the exhibition immerse the viewer in a fairy tale with the familiar character of the bird Sirin, presented in the form of a wooden sculpture made lively, emotionally and to some extent carelessly, which gives it even more charm. In ancient Russian art and legends, this is a bird of paradise with the head of a maiden, whose singing disperses sadness and melancholy. It is shown only to happy people. At the same time, not everything is so wonderful, because Sirin is a dark bird, a dark force, a messenger of the ruler of the underworld. Dark and light principles coexist in it, just like in you and me. The language of a fairy tale helps us visually examine the good and evil of our world from all sides, examining the sculpture in detail.

Unconscious methods in the work of outsiders, children, non-professional authors, presented in the next room, have become classic methods of expressing the dumbness and unsuitability of the former pre-war pictorial language.

One of the brightest representatives of this trend is Oleg Lang, known for his textured, expressive canvases. His timeless generalized figures anxiously and lostly peer into the viewer … And we feel uneasy from their gaze.

The sketch portrait of Grisha on the paving stones, which is part of the project “On the Heads”, dedicated to historical memory scattered in the urban environment, also wears conditional features. The author made such images on more than 250 cobblestones. All of them were presented earlier at the exhibition, where a whole area was laid out with stones — visitors walked along them and looked at the images under their feet from above. Such creators are trying to save the fleeting, accidental, insignificant, those modest events when a person’s foot once touched the road, left a trace and evidence of their human presence from the routine of oblivion.

Do we need it with you? Perhaps this makes us think about the meaning of our presence on earth, about its necessity and uniqueness.

In my next post Simple forms #2, I will talk about the second part of the exhibition «Simple Forms»: about photo and video works of artists, about strange installations and interesting art objects.

Простые формы #1/ Simple forms #1: 4 комментария

Добавьте свой

  1. Wonderful idea for online free tickets.
    «Simple forms»
    Wonderful museum of arts. Historical art gallery. That’s geometric figure,. Wonderful painting, art, sculpture.
    Wonderful you share museum .
    I like

    1. I’m glad you liked the idea of free access to art. The exhibition is really interesting from the point of view of the country’s history.

Добавить комментарий

Blog at WordPress.com. , автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: