Фотографии Родченко/ Photos Rodchenko

English version below

Александра Родченко называют «гением русского авангарда», его имя носит московская школа фотографии. Даже если кто и не знает советского художника, графика и фотографа Александра Родченко, то уж снимки его видели точно.

Достаточно взглянуть на афиши выставки, прошедшей в Центре фотографии имени братьев Люмьер этой зимой и немножко весной, чтобы вспомнить много раз виденные фотографии: на них всем знакомые, думаю, портреты Владимира Маяковского и Лили Брик, изображение которой стало основой для плаката Ленгиза.

6D65096D-170E-469E-A6DF-C6EA374955F0
Александр Родченко. Лиля Брик. 1924/ Alexander Rodchenko. Lily Brik. 1924
EAC8B784-1E06-4D4E-99FE-F7EB9C3E51EF
Александр Родченко. Лиля Брик. 1924/ Alexander Rodchenko. Lily Brik. 1924
5ECD4970-04AD-4692-9042-C5F2BBB20597
Александр Родченко. Поэт Владимир Маяковский. 1924/ Alexander Rodchenko. The poet Vladimir Mayakovsky. 1924
74FEE7F4-91F9-4653-ACE6-A689A9375334
Александр Родченко. Поэт Владимир Маяковский. 1924/ Alexander Rodchenko. The poet Vladimir Mayakovsky. 1924

3F519849-C700-47B1-B6AA-2BCC5C01ECD5

Живописец, один из основоположников конструктивизма, родоначальник плакатной рекламы и дизайна в СССР Александр Родченко начал фотографировать в 1924 году. Его экспериментальный подход к фотографии повлиял на развитие этого вида искусства во всем мире. Родченко впервые использовал такой прием, как съемка с непривычного ракурса (сверху вниз и снизу вверх), который сразу же стали называть «родченковским».

Кажется, с момента появления диагональной композиции и приема ракурсной съемки, придуманных Родченко, никаких особенных открытий в мировой фотографии и не случилось. Все продолжают цитировать русского конструктивиста, подчас и не догадываясь об этом.

162623AB-F868-4D80-BFDA-A2221FA1D2F8
Александр Родченко. Сбор на демонстрацию. 1928/ Alexander Rodchenko. Gathering for a demonstration. 1928
32A91DB8-CDAD-4E54-825F-638877D1A2C3
Александр Родченко. Сбор на демонстрацию. 1928/ Alexander Rodchenko. Gathering for a demonstration. 1928
2E80267E-35D5-4E96-83F7-38A0BD489CC6
Александр Родченко. Стекло и свет. 1928/ Alexander Rodchenko. Glass and light. 1928
A243C44D-50CD-4583-B5F2-0B741D7BE43F
Александр Родченко. Стекло и свет. 1928/ Alexander Rodchenko. Glass and light. 1928

На выставке были представлены знаменитые портреты друзей Родченко – художников, архитекторов, поэтов, писателей, кинорежиссеров, сотрудников журналов «ЛЕФ» и «Новый ЛЕФ», среди которых и знаменитая фотография Осипа Брика, где вместо одной из линз очков вмонтировано название журнала «ЛЕФ», и фотопортрет поэта и писателя Сергея Третьякова – одного из главных лефовских идеологов, «адъютанта революции».

A80501E8-452D-4B9F-9A22-59244F7EE39A
Александр Родченко. Критик Осип Брик. 1924/ Alexander Rodchenko. The critic Osip Brik. 1924
42491CC3-3CA4-4264-9EE4-5CB1A8F922D4
Александр Родченко. Критик Осип Брик. 1924/ Alexander Rodchenko. The critic Osip Brik. 1924
4A8EA6D4-DBC3-4468-B23C-A76468B6225E
Александр Родченко. Поэт и писатель Сергей Третьяков. 1928/ Alexander Rodchenko. Poet and writer Sergei Tretyakov. 1928
C3AF3556-D506-4675-9CED-F627879825B4
Александр Родченко. Поэт и писатель Сергей Третьяков. 1928/ Alexander Rodchenko. Poet and writer Sergei Tretyakov. 1928

Очень характерны женщины круга Родченко: элегантные, стильные, интересные,  в основном, крупные, такие узнаваемые по фильмам о том времени и фотографиям той эпохи…

D105C58B-B85E-414D-B3B7-74F41234C076
Александр Родченко. Писатель Эльза Триоле (сестра Лили Брик). 1924/ Alexander Rodchenko. The writer Elsa Triolet (sister of Lily Brick). 1924
4938B79A-90A8-4C5F-8981-F3F0F3C8375A
Александр Родченко. Писатель Эльза Триоле (сестра Лили Брик). 1924/ Alexander Rodchenko. The writer Elsa Triolet (sister of Lily Brick). 1924
3DC739D4-51DA-4043-A589-BDF52C19B23E
Александр Родченко. Евгения Жемчужная в спортивном костюме, сшитом по эскизу Варвары Степановой. 1924/ Alexander Rodchenko. Evgenia Zhemchuzhnaya in a tracksuit stitched according to the sketch of Varvara Stepanova. 1924
B3B3E241-5008-4706-9EB1-39216406EE30
Александр Родченко. Евгения Жемчужная в спортивном костюме, сшитом по эскизу Варвары Степановой. 1924/ Alexander Rodchenko. Evgenia Zhemchuzhnaya in a tracksuit stitched according to the sketch of Varvara Stepanova. 1924
054BD80D-E8B8-4594-9964-2643F6FBC7A8
Александр Родченко. Режиссер документального кино Эсвирь Шуб. 1924/ Alexander Rodchenko. Documentary film-maker Edther Schub. 1924
A62CCDDA-8E34-4756-BF5B-40F11FC47BD8
Александр Родченко. Режиссер документального кино Эсвирь Шуб. 1924/ Alexander Rodchenko. Documentary film-maker Edther Schub. 1924

Снимки Александра Родченко есть почти во всех учебниках по фотографии. Он не признавал правил и оттого создавал собственный стиль – хотел научить людей видеть под другим углом. Сейчас ракурс снизу или сверху – привычное дело, но в 1920-х и 1930-х эксперименты Родченко казались слишком смелыми. Его работы критиковали. «Пионер-трубач», например, был признан неполиткорректным – говорили, что мальчик похож на «откормленного буржуа», а к пролетарской фотографии это не могло иметь никакого отношения. «Да разве же не лежит густой враждебной тенью классовый субъект художника-фотографа Родченко на его снимке «Пионер»? … Разве в этом грубом зверином узле мускулов и топорном образе лица можно узнать живое, радостное, открытое лицо младшего поколения коммунистов?» (журнал «Пролетарское фото», №1, 1931).

BB5CAB24-E6D2-4BAD-A118-2D8B1445E327
Александр Родченко. Пионер-трубач. 1930/ Alexander Rodchenko. Pioneer with trumpet. 1930
651A7641-439C-476A-9018-9DBE4E9C0A22
Александр Родченко. Пионер-трубач. 1930/ Alexander Rodchenko. Pioneer with trumpet. 1930

А точно ли художник хочет придать этим ракурсом больше пафоса всей сцене? Как пишут эксперты. Мне, вот, тоже не очень виден пафос…

A2D12F18-772D-469A-9D15-26A6E2AC357A
Александр Родченко. Пионерка. 1930/ Alexander Rodchenko. Pioneer girl. 1930
D310EBDA-24BC-4779-A87F-76DD09DACC00
Александр Родченко. Пионерка. 1930/ Alexander Rodchenko. Pioneer girl. 1930

В лице пионерки я вижу революционную одержимость. Это веяние того времени. Только сейчас мы уже понимаем, что одержимость далеко не однозначно является страстью, двигающей нас вперед и к гармонии …

Родченко начал экспериментировать, чтобы привычные вещи казались чем-то непривычным.

Начиная с 1925 года снимки Родченко сделаны на фотокамеру Vest Pocket Kodak – он привез ее из Парижа. Камера была размером с современный смартфон, только несколько толще, и почти такая же быстрая – хорошо реагировала на нажатие кнопки, не требовала дополнительной наводки на резкость и, что главное, не делала пространство плоским. А до того, как появилась техника, воплощающая все замыслы, Родченко снимал на громоздкий фоторепродукционный аппарат – из этой серии фото Лили Брик, Маяковского и мамы Александра Родченко: этот снимок, кстати, кадрирован – в оригинале на нем видна рука Ольги Евдокимовны и журнал.

98765C32-7559-46F4-B95C-1AA8FF56BAFD
Александр Родченко. Портрет матери фотографа. 1924/ Alexander Rodchenko. Portrait of the artist’s mother. 1924
05FA0EAA-6660-4368-8DC5-85C995E4478B
Александр Родченко. Портрет матери фотографа. 1924/ Alexander Rodchenko. Portrait of the artist’s mother. 1924

«Ольга Евдокимовна научилась читать очень поздно. Она была прачкой, потом нянькой, и для нее вот это соприкосновение с грамотой, с возможностью постигать информацию, было сродни чуду. И, собственно, этот момент вот такого теплого, отеческого отношения, мне кажется, Александр Родченко здесь и запечатлел», – поделилась Екатерина Лаврентьева, правнучка Александра Родченко.

F11A3D05-B95E-40BB-9338-4D1F9E77E4DC
Александр Родченко. Поэт Владимир Маяковский. 1924/ Alexander Rodchenko. Poet Vladimir Mayakovsky. 1924
305A30A5-05C9-4080-A14A-C794893572EE
Александр Родченко. Поэт Владимир Маяковский. 1924/ Alexander Rodchenko. Poet Vladimir Mayakovsky. 1924

В экспозицию включены и снимки членов семьи Александра Михайловича Родченко. Кроме портрета его мамы есть фотографии жены художницы-авангардистки Варвары Степановой и дочери Варвары, унаследовавшей таланты своих родителей и тоже ставшей художницей.

Фотосессии нередко проходили в мастерской Родченко на Мясницкой.

C0D64099-EC7C-4F4C-898F-278D78503405
Александр Родченко. В мастерской Родченко и Степановой. 1925/ Alexander Rodchenko. In the workshop of Rodchenko and Stepanova. 1925
BA48F1AD-D155-4139-A620-D0FA50E15ABA
Александр Родченко. В мастерской Родченко и Степановой. 1925/ Alexander Rodchenko. In the workshop of Rodchenko and Stepanova. 1925

Кроме того, в экспозиции представлены архитектурные съемки и фоторепортажи. Раньше не видела этих работ. При взгляде на эти легендарные фото, действительно, захватывает дух: до сих пор эти фотокартины смотрятся необыкновенно новаторскими и неординарными. Просто чудо какое-то!

69F43FEA-F45E-4DE9-B9BF-C0794C1E87F5
Александр Родченко. Пожарная лестница. 1925/ Alexander Rodchenko. Fire escape. 1925
F46F4CB3-3A6F-4F00-836C-187D2CCC089A
Александр Родченко. Пожарная лестница. 1925/ Alexander Rodchenko. Fire escape. 1925

Если посмотреть на фотографию пожарной лестницы – это не просто фотография со стороны,  а сделанная именно так, как и смотрит человек.

Лестница на снимке 8-этажного дома дана симметрично, что делает ее похожей на железнодорожные пути, в которых перекладины воспринимаются как шпалы. Дорога в небо!..

4BAB4FCA-C712-438B-AB12-0FC028D7D84F
Александр Родченко. Колонны Музея Революции. 1926/ Alexander Rodchenko. Colomns of Museum of Revolution. 1926
762C13AE-5641-4FB4-A150-9364BCAAE1E7
Александр Родченко. Колонны Музея Революции. 1926/ Alexander Rodchenko. Colomns of Museum of Revolution. 1926

А это снимок Музея Революции, в прошлом Английского клуба, где когда-то обедал Пушкин… Точка зрения Родченко превратила это историческое здание в манифест современной архитектуры и современной фотографии. Видимо, выглянув из окна второго этажа, художник поразился ультрасовременному ритму колонн (он делал в этот период 25 плакатов по истории ВКП(б) для Музея Революции).

Интересно то, что к фотографии Родченко пришел через фотомонтаж. Сначала заказывал портреты у знакомых фотографов и только потом сам взял в руки камеру.

Вообще, у Александра был принцип – объяснить самому себе, зачем он что-либо делает. И к фотографии был такой же подход.

ED4AC47F-FA5B-482C-BB9B-D82B06754A20
Александр Родченко. Лестница. 1928/ Alexander Rodchenko. Stairs. 1928
D811A78E-01FA-4E57-BAF1-745A82FB552E
Александр Родченко. Лестница. 1928/ Alexander Rodchenko. Stairs. 1928

В описании к фотографии сказано, что возле Храма Христа Спасителя на Кропоткинской набережной есть место, которое Родченко любил и частенько фотографировал там. Женщину с ребенком на руках, поднимающуюся по лестнице, он «поймал в кадр» именно там. Фигура этой женщины с ребенком как будто преодолевает мощное ритмическое поле черно-белых полос ступеней. Не случайно эту работу связывали с изображением лестницы в фильме Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». Не говоря уже о том, что диагональная композиция кадра существенно усиливает графическое впечатление от снимка. Эта фотография стала знаковой работой художника.

Подобное диагональное размещение объекта в кадре часто применялось автором.

02692DFB-AB3C-47DB-BFDB-00F516549027
Александр Родченко. Девушка с «лейкой». 1934/ Alexander Rodchenko. Girl with Leika. 1934
830EF74E-0E5E-4B92-BE87-6E91C9EFDC8D
Александр Родченко. Девушка с «лейкой». 1934/ Alexander Rodchenko. Girl with Leika. 1934

Вообще, в то время тема женщины и ее роли в жизни страны волновали умы современников. Не зря эта работа называется «Дорогу женщине»  – в прямом и переносном смысле …

CD718310-B6E4-453C-A107-3619FBBCD871
Александр Родченко. Дорогу женщине. 1934/ Alexander Rodchenko. Athletes. 1934
811DB63A-62F8-475A-8425-F6E033AC6F37
Александр Родченко. Дорогу женщине. 1934/ Alexander Rodchenko. Athletes. 1934

Причем, меня удивило, что английский перевод выставочной фотографии был без затей – Атлеты. Видимо, иностранцам не понять наших тонких материй по отношению к женщине в Советском Союзе.

2CA91A7F-E257-4342-96A9-85EC4FCD7D0A
Александр Родченко. Колонна спортивного общества «Динамо». 1935/ Alexander Rodchenko. «Dinamo» sports club. 1935
EB661207-39AC-4DB1-933B-0AA635BF65EB
Александр Родченко. Колонна спортивного общества «Динамо». 1935/ Alexander Rodchenko. «Dinamo» sports club. 1935

В таких колоннах и построениях на массовых  мероприятиях участвовала моя мама в середине прошлого века — занималась гимнастикой и была мастером спорта. До сих пор вспоминает об этом с теплотой. Молодость…

Для съемки сцены в нужном ракурсе Родченко готов был на любые позы и положения в момент запечатления нужного мгновения.

823ADF2E-8332-4EF4-A041-B4A6355ADFC5
Александр Родченко. Скачки. 1935/ Alexander Rodchenko. Horse race. 1935
B53D49BD-9A5D-4BF6-ACB0-6C67754A09A0
Александр Родченко. Скачки. 1935/ Alexander Rodchenko. Horse race. 1935

Для того чтобы снять этот момент, Родченко почти буквально лег у самой кромки скаковой дорожки. Фоторепортеры, наблюдавшие за этой сценой, потом спрашивали: «А тебе не страшно было?». «Я знал, что лошадь не должна наступить на человека», ответил Родченко.

Старая Москва на фотографиях всегда привлекает внимание – моё, по крайней мере.

F7D340B2-8B79-41E5-AFD5-D6C2C73D3A10
Александр Родченко. Двор. 1928/ Alexander Rodchenko. Courtyard. 1928
B8AC7E5B-C6EB-45F1-B4E7-3B4867C21A74
Александр Родченко. Двор. 1928/ Alexander Rodchenko. Courtyard. 1928
953ED279-F229-4A34-95A6-0CFB9F9C9020
Александр Родченко. Продавщица сигарет. Пушкинская площадь. 1927/ Alexander Rodchenko. Cigarette girl. Pushkinskaya square. 1927
BDCEA486-904C-4E90-9AF9-E409C022E7CA
Александр Родченко. Продавщица сигарет. Пушкинская площадь. 1927/ Alexander Rodchenko. Cigarette girl. Pushkinskaya square. 1927

Этот вид нынешней Пушкинской площади мы долго обсуждали с парой стареньких коренных москвичей: с какого же все-таки места художник запечатлел этот взгляд на Москву. Они еще помнили, как памятник А.С. Пушкину стоял на другой стороне площади на Тверском бульваре, автомобили напоминали доисторических динозавров, а мужчины ходили в косоворотках и подпоясанные ремнем…

64BB8AFF-4B61-4542-90B8-05F00E5E2FEC
Александр Родченко. Дом Моссельпрома. 1925/ Alexander Rodchenko. House of Mosselprom. 1925
1A2FA649-AD3B-4196-9D82-E62C7302F369
Александр Родченко. Дом Моссельпрома. 1925/ Alexander Rodchenko. House of Mosselprom. 1925

Родченко, безусловно, человек, идущий впереди своего времени, предугадавший возможности современного компьютера. Различий между жанрами визуального искусства Родченко не делал. И это хорошо видно по его работам в живописи, графике и линогравюре, пространственным конструкциям, афишам, архитектурным эскизам, коллажам, рисункам для ткани, фотомонтажам, декорациям, костюмам к театральным и кинопостановкам и фотографиям.

5C8ED31B-332B-4B21-8A14-EDD5E3D65EBC
Александр Родченко. Балконы. 1925/ Alexander Rodchenko. Balkonies. 1925
B67FED80-7780-4883-9745-D94C3252E211
Александр Родченко. Балконы. 1925/ Alexander Rodchenko. Balkonies. 1925
818CAE2D-CE44-4838-BD36-7E586A34E6D3
Александр Родченко. Полевые цветы. 1937/ Alexander Rodchenko. Field flowers. 1937
B4B1EF42-4704-42E7-9DC2-98D8A4B62855
Александр Родченко. Полевые цветы. 1937/ Alexander Rodchenko. Field flowers. 1937

«Недавно Анти (домашнее имя Родченко) размечтался, ему хотелось бы очутиться во времени на пятьсот лет вперед — посмотреть, что случилось с его картинами в будущем, и обратно сейчас же вернуться. Он, конечно, уверен, что таких вещей, как его, не было и не будет», — писала в 1920 году в дневнике Варвара Степанова о своем муже.

Пока, на самом деле, ничего столь же радикального придумано в фотографии не было…

Интересно – насколько же веков вперед заглянул художник?

 

English version

Alexander Rodchenko is called «the genius of the Russian avant-garde», his name is the Moscow school of photography. Even if someone does not know the Soviet artist, graphic artist and photographer Alexander Rodchenko, then the pictures were seen for sure.

It is enough to look at the posters of the exhibition, which took place at the Lumiere Brothers Photography Center this winter and a little bit in spring, to recall the photographs seen many times: they all are familiar, I think, with portraits of Vladimir Mayakovsky and Lily Brik, whose image became the basis for the poster of Langiz.

The painter, one of the founders of constructivism, the founder of poster advertising and design in the USSR, Alexander Rodchenko began photographing in 1924. His experimental approach to photography has influenced the development of this art form worldwide. For the first time, Rodchenko used such a technique as shooting from an unusual angle (from top to bottom and from bottom to top), which immediately began to be called “Rodchenkovsky”.

It seems that since the advent of the diagonal composition and the reception of the foreshortening, invented by Rodchenko, no special discoveries in world photography have happened. Everyone continues to quote the Russian constructivist, sometimes without realizing it.

The exhibition featured the famous portraits of Rodchenko’s friends — artists, architects, poets, writers, filmmakers, employees of the LEF and New LEF magazines, including the famous photograph of Osip Brik, where instead of one of the lenses of the glasses the name of the LEF magazine is mounted , and a portrait of the poet and writer Sergei Tretyakov, one of the main LEF-ideologists, the “adjutant of the revolution”.

Pictures of Alexander Rodchenko are in almost all textbooks on photography. He did not recognize the rules and therefore created his own style — he wanted to teach people to see from a different angle. Now the angle from below or above is a common thing, but Rodchenko’s experiments seemed too bold in the 1920s and 1930s. His work was criticized. The Pioneer Trumpeter, for example, was recognized as politically incorrect — they said that the boy looked like a «well-fed bourgeois», and this could have nothing to do with proletarian photography. “But doesn’t the class subject of the artist-photographer Rodchenko lie in a thick hostile shadow in his picture “Pioneer ”? … Is it possible to recognize the living, joyful, open face of the younger generation of communists in this crude animal knot of muscles and clumsy facial image? ” (The Proletarian Photo Magazine, No. 1, 1931).

But does the artist really want to give this perspective more pathos to the whole scene? As experts write. I, too, do not see pathos …

In the face of a pioneer, I see a revolutionary obsession. This is a trend of the time. Only now do we already understand that obsession is far from being a passion that drives us forward …

Rodchenko began experimenting to make familiar things seem unusual.

Since 1925, Rodchenko’s pictures were taken on a Vest Pocket Kodak camera — he brought it from Paris. The camera was the size of a modern smartphone, only slightly thicker, and almost as fast — it responded well to the press of a button, did not require additional focusing and, most importantly, did not make the space flat. And before the technology that embodied all the ideas appeared, Rodchenko shot a bulky photographic reproduction apparatus — from this series of photos of Lily Brik, Mayakovsky and mother of Alexander Rodchenko: this picture, by the way, is cropped — in the original you can see Olga Evdokimovna’s hand and the magazine.

“Olga Evdokimovna learned to read very late. She was a washerwoman, then a nanny, and for her this contact with a letter, with the ability to comprehend information, was akin to a miracle. And, in fact, this moment of such a warm, paternal attitude, it seems to me, Alexander Rodchenko captured it here,” — shared Yekaterina Lavrentieva, great-granddaughter of Alexander Rodchenko.

The exposition also includes photographs of family members of Alexander Mikhailovich Rodchenko. In addition to the portrait of his mother, there are photographs of the wife of the avant-garde artist Varvara Stepanova and the daughter of Barbara, who inherited the talents of her parents and also became an artist.

Photosessions were often held in Rodchenko’s workshop on Myasnitskaya.

In addition, the exhibition presents architectural photography and photo reports. I did not see these works before. Looking at these legendary photos is really breathtaking: still these photos look unusually innovative and extraordinary. Just some kind of miracle!

If you look at the photo of the fire escape, it’s not just a photo from the side, but taken exactly as a person looks.

The staircase in the picture of the 8-story building is given symmetrically, which makes it look like railway tracks in which the crossbars are perceived as sleepers. Road to sky!..

And this is a snapshot of the Museum of the Revolution, in the past of the English Club, where Pushkin once dined … Rodchenko’s point of view turned this historic building into a manifesto of modern architecture and modern photography. Apparently, looking out of the window of the second floor, the artist was amazed at the ultra-modern rhythm of the columns (he made 25 posters on the history of the CPSU (b) for the Museum of the Revolution during this period).

It is interesting that Rodchenko came to photography through photo montage. First I ordered portraits from familiar photographers, and only then I picked up the camera myself.

In general, Alexander had a principle — to explain to himself why he was doing something. And photography was the same approach.

The description of the photo says that near the Cathedral of Christ the Savior on Kropotkinskaya embankment there is a place that Rodchenko loved and often photographed there. He «caught in the frame» there, with a child in her arms, climbing the stairs. The figure of this woman with a child seems to overcome a powerful rhythmic field of black and white stripes of steps. It is no coincidence that this work was associated with the image of the stairs in the film by Sergey Eisenstein “Battleship Potemkin”. Not to mention the fact that the diagonal composition of the frame significantly enhances the graphic impression of the picture. This photo has become an iconic work of the artist.

A similar diagonal arrangement of the object in the frame was often used by the author.

In general, at that time, the topic of a woman and her role in the life of the country worried the minds of contemporaries. No wonder this work is called «Road to a Woman» — in the literal and figurative sense … Moreover, I was surprised that the English translation of the exhibition photograph was without any idea — Athletes. Apparently, foreigners do not understand our subtle matters in relation to women in the Soviet Union.

To shoot the scene from the right angle, Rodchenko was ready for any poses and positions at the moment of capturing the right moment.

In order to remove this moment, Rodchenko almost literally lay down at the very edge of the race track. The photojournalists who watched this scene then asked: “Weren’t you scared?” “I knew that a horse should not step on a person,” — Rodchenko answered.

Old Moscow always attracts attention in photographs.

We discussed this view on Pushkinskaya Square for a long time with a couple of old native Muscovites: from what place did the artist capture this view of Moscow. They still remembered the monument to A.S. Pushkin stood on the other side of the square on Tverskoy Boulevard, cars resembled prehistoric dinosaurs, and men walked in shirts and belted with a belt …

Rodchenko, of course, is a man who is ahead of his time, foreseeing the capabilities of a modern computer. Rodchenko did not distinguish between genres of visual art. And this is clearly seen in his works in painting, graphics and linocut, spatial designs, posters, architectural sketches, collages, fabric drawings, photo montages, decorations, costumes for theater and film productions and photographs.

“Recently, Anti (Rodchenko’s household name) has been dreaming, he would like to find himself in time for five hundred years in advance — to see what happened to his paintings in the future, and return immediately. He, of course, is sure that there weren’t and never will be such things as him,” — Varvara Stepanova wrote in her diary in 1920 about her husband.

So far, in fact, nothing as radical was invented in photography …

Фотографии Родченко/ Photos Rodchenko: 20 комментариев

Добавьте свой

      1. Еще и время было веселое. Это только потом оценили это веселье. А когда живешь, ничего непонятно, сам себе определяешь как должно быть — клево.

        Нравится 1 человек

      2. Да, в своем роде не заскучаешь, если человек активный😊. Но 80% населения по крайней мере в России пребывают в состоянии анабиоза. Слишком много неопределенности, а люди к этому не привыкли. Привыкли, что за них кто то решает

        Нравится 1 человек

      3. Тогда это прекрасное время для того чтобы очнуться и изменить мышление и поведение. То, что не делается вовремя по своей воле, делается по принуждению. 😉

        Нравится 1 человек

    1. Ой, здорово подметили! Лица все уникальные. Я тоже подумала. Может, такое окружение было творческое, активное, и лица соответствующие. Я еще подумала о том, что такое время было трудное и малоденежное, а женщины очень элегантно и модно одеты. Прямо классно!

      Нравится 1 человек

      1. Люди были больше думающие, стремящиеся к саморазвитию. Практически каждый стремился — а сейчас? Один из десяти -в лучше случае.

        Нравится 1 человек

      2. Особенно сейчас, в карантин, заметно. Большая часть в апатии и ожидании жизни. Хотя это и есть жизнь — она бывает и такая, и надо учиться ей радоваться всякой, по моему…

        Нравится 1 человек

      3. согласна на 100%. Данное время- идеальное для многих вещей, которые стали стираться…. и люди вместо того, чтобы восполнять упущенное, ностальгируют по прошлому.

        Нравится 1 человек

      4. Это необыкновенно сильный катализатор будущих перемен в общественной жизни. Все, что мы так ждали, может стать реальным

        Нравится 1 человек

  1. На самом деле это пространство было достаточно камерное. Это было то, что мы сейчас называем квартирой-студией, где есть огромная комната-мастерская, от которой Родченко постепенно отрезал какие-то кусочки и в одном отсеке устроил фотолабораторию, потому что к любому творчеству он относился очень серьезно. То есть не просто отгородиться занавеской, поставить увеличитель и этого будет достаточно, нет: он оборудует комнату, красит стены в черный цвет, старается провести воду, чтобы устроить ванны для промывки пленки, фотографий. За химикатами и всем необходимым лабораторным оборудованием он ходил в магазин на Тверскую. Для него была очень важна технологическая сторона процесса. Однажды он купил увеличитель на Кузнецком Мосту и на руках нес его до дома, отдыхая на подоконниках магазинов.

    Нравится 1 человек

    1. То, что он относился к своему творчеству очень серьезно, понятно из результата, который у него получался. Спасибо за подробности организации мастерской. Есть люди, которые полностью отдаются своему делу — мне кажется, что он из таких. Они копают вглубь, несмотря ни на что: сами закупают оборудование, оборудуют так, как это необходимо для них и делают, требуя от себя невозможного… Родченко представляется мне таким человеком.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: