Мураново #1/ Muranovo # 1

Приют, от светских посещений
Надежной дверью запертой,
Но с благодарною душой
Открытый дружеству и девам вдохновений.

Евгений Баратынский, 4 декабря 1833

English version below

Дворянских усадеб в Подмосковье много, но немногие были с самого начала настолько «литературными», как широко известное Мураново.

Семейная и культурная преемственность этой дворянской усадьбы не прекращалась в течение 200 лет.

В 2016 году музею «Усадьба «Мураново» имени Ф.И. Тютчева» был присвоен статус Музея-заповедника.

Сегодня усадьба представляет собой редкий пример сохранившегося родового дворянского гнезда с большой коллекцией личных вещей, рукописей, документов и фотографий Федора Ивановича Тютчева и его семьи, в которой почти все предметы быта и интерьера подлинные, обстановка комнат оставлена прежней, соединяющей удобство и практичность вместе с красотой и величавостью. Воочию видно, как в ту эпоху искусство глубоко проникало в быт, а быт поднимался своей изящной простотой до уровня искусства.

Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo
Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo

Мы с девчонками приехали в Мураново в жаркий-жаркий летний день и сразу укрылись в тени липовой аллеи. В приусадебном парке сохранились даже несколько деревьев по 150-170 лет, в частности лиственница европейская у северного фасада главного дома. Несмотря на то, что за годы существования музея не было проведено ни одной реставрации усадебного парка, мы сразу почувствовали притягательность этого места.

Липовая аллея в Мураново/ Linden alley in Muranovo
Парк в Мураново/ Park in Muranovo
Парк в Мураново/ Park in Muranovo

Красивейший вид на далекие поля, уводящие взгляд к горизонту, высокое необъятное небо и извилистая речка Талица с запрудой – всё просится на холст.

Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo
Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo
Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo

Но, безусловно, сильнейшим образом поражает сам дом и приусадебная территория: и парк какой-то дикий, и особняк — не большой, не пышный… Ничего похожего на традиционный парадный двор и барский дом с колоннами.

Дом в Мураново/ House in Muranovo
Липовая аллея в Мураново/ Linden alley in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo

Существующее деревянное строение с частично обложенными кирпичом элементами деревенским не назовёшь. В его облике в равной степени сочетаются сельская простота и городской лоск, русская деревянная усадьба и классический английский дом. Кажется, будто это два разных здания — деревянное и кирпичное — сложены в единое строение. На самом деле вся усадьба возведена из дерева, но башенка и фасад больших парадных залов облицованы кирпичом. Такой изящный особняк легко представить себе на современном дачном участке состоятельных хозяев.

Дом в Мураново/ House in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo

Дом был построен в 1840—1842 гг. по плану и под руководством известного русского поэта Евгения Абрамовича Боратынского (писавшего под псевдонимом Баратынский).
Женившись на Анастасии, старшей дочери владельца Муранова Л.Н. Энгельгардта, генерал-майора и героя Очакова, соратника великого Суворова, Боратынский предпочитал шумной Москве сельскую жизнь.

По словам современников, Боратынский был горячо привязан к Муранову. Он мечтал проводить здесь весь год, встречать осень, когда «замедля свой восход, сияньем хладным солнце блещет», наблюдать, как зимами «мороз бросает по утрам свои сребристые узоры», радоваться, «когда с небес роскошная весна повеет негою воскреснувшей природе». Старые, подступающие к усадьбе, леса, поля, уходящие в бесконечные дали, прихотливо петляющая в густых травах речка Талица проникнуты поэтическим настроем.

Дом в Мураново/ House in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo

В 1834 г. Боратынский писал о своей жизни в Муранове П.А. Вяземскому:

Счастливый сын уединенья,
Где сердца ветреные сны
И мысли праздные стремленья
Разумно мной усыплены;
Где, другу мира и свободы,
Ни до фортуны, ни до моды,
Ни до молвы мне нужды нет;
Где я простил безумству, злобе
И позабыл, как бы во гробе,
Но добровольно шумный свет…

При Энгельгардтах частым гостем Муранова был Денис Давыдов, связанный с этой семьей дружескими и родственными отношениями. Он был женат на племяннице хозяйки усадьбы С.Н. Чирковой. Денис же Давыдов ввел в дом Энгельгардтов и Боратынского.

Теперь становится яснее – почему издавна Мураново связано с русской литературой.

Мы с моими тинэйджерами в нарядных платьицах каждой клеточкой тела и души сразу ощутили, что мы находимся в «доме поэтов», как его часто называют, не потерявшем прикосновения рук и сердец выдающихся литераторов и общественных деятелей XIX века.

Стихотворение Баратынского «Есть милая страна, есть угол на земле» воссоздает облик Муранова того времени:

Я помню ясный, чистый пруд;
Под сению берез ветвистых,
Средь мирных вод его три острова цветут;
Светлея нивами меж рощ своих волнистых,
За ним встает гора, пред ним в кустах шумит
И брызжет мельница. Деревня, луг широкой,
А там счастливый дом… туда душа летит,
Там не хладел бы я и в старости глубокой!

Сенокос в Мураново. Художник — брат Н.В. Путяты/ Haymaking in Muranovo. The artist is the brother of N.V. Putyata
Розовая аллея в парке. Акварель Д.В. Путяты/ Pink alley in the park. Watercolor D.V. Putyata
Современная розовая аллея в Мураново/ Modern pink alley in Muranovo

Но поэту не пришлось встретить старость в мурановском доме. Вместе с женой и детьми он предпринимает долгожданное путешествие в Европу. 11 июля 1844 г., в возрасте 44 лет, Боратынский скоропостижно умирает в Неаполе.

Спустя несколько лет после смерти Боратынского его вдова Анастасия покинула Мураново, передав имение своей младшей сестре Софье, ставшей в 1837 году женой ближайшего друга Евгения Абрамовича — литератора Николая Путяты. Во время житья в Мураново Путяты бережно хранили и сам дом, и его обстановку, и память о предыдущих владельцах. Неизменными остались сад — гордость имения, рабочий кабинет Боратынского, предметы мебели и искусства.

Какое же всё-таки отношение имеет к этой усадьбе великий русский поэт Иван Федорович Тютчев?

Придётся признаться, что подтверждений посещения Тютчевым усадьбы Мураново у литературоведов нет.

Супруги Путяты владели Мурановым до 1869 года, когда их единственная дочь Ольга вышла замуж за Ивана Федоровича Тютчева, сына поэта Тютчева. Именно семья Ивана Федоровича и их потомки собрали в усадьбе Мураново коллекцию предметов, связанных с именем Федора Ивановича. Из Петербурга, Царского Села, Москвы и родового имения Тютчевых Овстуг (в Брянской области) в Мураново перевезли личные вещи, книги, портреты, письма поэта. Позже другие потомки Тютчева (а детей у него было много) передали сюда картины, документы, рукописи, фотографии, принадлежавшие их семьям и так или иначе связанные с именем поэта.

Литературная комната. Мураново/ Literary room. Muranovo
Большая гостиная. Мураново. Портреты/ Large living room. Muranovo. Portraits
Зелёная гостиная. Мураново. Портрет Е.Н. Мещерской с подругой и дочерью кисти Е. Спажинского (на заднем плане)/ Green living room. Muranovo. Portrait of E.N. Meshcherskaya with her friend and daughter by E. Spazhinsky (in the background)
Зелёная гостиная. Мураново/ Green living room. Muranovo
Столовая в Мураново. Буфет/ Dining room in Muranovo. Buffet

Интерьеры комнат и сами помещения усадьбы небольшие, уютные, комфортные. Все предметы размещены именно так, как они могут использоваться для жизни и как они и использовались хозяевами в те времена. Нам понятно, как в этом доме жилось, легко представить себе хозяев и их гостей, услышать их беседы, голоса, детские крики, проникнуть в их семейные тайны и дружеские споры.

Стены мурановского дома помнят многих именитых деятелей искусства, бывавших здесь. В Муранове гостил Николай Гоголь, приезжали писатель Сергей Аксаков с сыновьями Константином и Иваном, В.Ф. Одоевский, А.Н. Майков, Я.П. Полонский, страстные книголюбы С.Д. Полторацкий и С.А. Соболевский, поэтесса Е. П. Ростопчина и др.

Дом в Мураново/ House in Muranovo
Дом в Мураново/ House in Muranovo
Вид из усадьбы Мураново/ View from the estate Muranovo

К счастью, в Муранове ничто не утрачено, усадьба сохранила всю подлинность и достоверность обстановки.

Может быть, эта красота и далека от идеала, но она воплощала в себе жизнь, вкусы и идеи своего времени искренне, тепло и талантливо.

Подробнее об интерьерах дома в Мураново в следующей публикации.

English version

There are many noble estates in the Moscow region, but few were from the very beginning as “literary” as the well-known Muranovo.

The family and cultural continuity of this noble estate did not stop for 200 years.

In 2016, the Museum "Estate" Muranovo "named after F.I. Tyutchev ”was given the status of a Museum-Reserve.

Today, the estate is a rare example of a surviving family noble nest with a large collection of personal belongings, manuscripts, documents and photographs of Fyodor Ivanovich and his family, in which almost all household items and interiors are genuine, the furnishings of the rooms have been left the same, combining convenience and practicality with beauty and majesty. You can see with your own eyes how in that era, art penetrated deeply into everyday life, and everyday life rose with its graceful simplicity to the level of art.

The girls and I arrived in Muranovo on a hot, hot summer day and immediately took refuge in the shade of a linden alley. Even several trees of 150-170 years old have survived in the manor park, in particular European larch near the northern facade of the main house. Despite the fact that during the years of the museum’s existence not a single restoration of the manor park has been carried out, we immediately felt the attractiveness of this place.

The most beautiful view of the distant fields leading the gaze to the horizon, the high immense sky and the winding Talitsa river with a dam — everything asks for a canvas.

But, of course, the house itself and the backyard territory are striking in the strongest way: the park is some kind of wild, and the mansion is not large, not lush … Nothing like a traditional front yard and a manor house with columns.

The existing wooden structure with partly brick-lined elements cannot be called rustic. Its appearance combines rural simplicity and urban gloss, a Russian wooden manor and a classic English house in equal measure. It seems as if these are two different buildings — a wooden one and a brick one — folded into a single structure. In fact, the entire estate was built of wood, but the turret and the facade of the large ceremonial halls are faced with bricks. It is easy to imagine such an elegant mansion in a modern suburban area of ​​wealthy owners.

The house was built in 1840-1842. according to the plan and under the guidance of the famous Russian poet Yevgeny Abramovich Boratynsky (who wrote under the pseudonym Baratynsky).

Having married Anastasia, the eldest daughter of the owner L.N. Engelhardt, major general and hero Ochakov, a comrade-in-arms of the great Suvorov, Boratynsky preferred rural life to noisy Moscow.

According to his contemporaries, Boratynsky was passionately attached to Muranov. He dreamed of spending the whole year here, meeting autumn, when «slowing down its sunrise, the sun shines with cold radiance», watching how in winters «the frost casts its silvery patterns in the mornings», rejoicing, «when a splendid spring blows it from resurrected nature from heaven.» Old, approaching the estate, forests, fields stretching into endless distances, whimsically winding through the thick grasses of the Talitsa river are imbued with a poetic mood.

In 1834, Boratynsky wrote in verse about his life in Muranovo P.A. Vyazemsky as about happy solitude, far from the noisy «light».

Under the Engelhardts, Denis Davydov was a frequent guest of Muranov, who was connected with this family by friendly and kinship relations. He was married to the niece of the owner of the estate S.N. Chirkova. Denis Davydov brought the Engelhardts and Boratynsky into the house.

Now it becomes clearer why Muranovo has long been associated with Russian literature.

My teenagers and I in smart dresses with every cell of our body and soul immediately felt that we were in the “house of poets,” as it is often called, which did not lose the touch of the hands and hearts of prominent writers and public figures of the 19th century.

Baratynsky’s poem «There is a sweet country, there is a corner on earth» recreates the appearance of Muranov of that time, as a sweet home, where his soul aspires and where he would like to meet deep old age.

But the poet did not have to meet old age in the Murano house. Together with his wife and children, he embarks on a long-awaited trip to Europe. On July 11, 1844, at the age of 44, Boratynsky suddenly dies in Naples.

A few years after the death of Boratynsky, his widow Anastasia left Muranovo, transferring the estate to her younger sister Sophia, who in 1837 became the wife of Yevgeny Abramovich’s closest friend, the writer Nikolai Putyata. While living in Muranovo, Putyaty carefully preserved the house itself, its furnishings, and the memory of the previous owners. The garden remained unchanged — the pride of the estate, Boratynsky’s study, pieces of furniture and art.

What does the great Russian poet Ivan Fedorovich Tyutchev have to do with this estate?

We have to admit that literary scholars have no evidence of Tyutchev’s visit to the Muranovo estate.

The Putyaty spouses owned Muranov until 1869, when their only daughter Olga married Ivan Fedorovich Tyutchev, the son of the poet Tyutchev. It was the family of Ivan Fyodorovich and their descendants who gathered in the Muranovo estate a collection of objects associated with the name of Fyodor Ivanovich. From St. Petersburg, Tsarskoe Selo, Moscow and the Tyutchev family estate Ovstug (in the Bryansk region), personal belongings, books, portraits, and letters of the poet were transported to Muranovo. Later, other descendants of Tyutchev (and he had many children) transferred here paintings, documents, manuscripts, photographs that belonged to their families and are somehow connected with the name of the poet.

The interiors of the rooms and the premises of the estate themselves are small, cozy and comfortable. All items are placed exactly how they can be used for life and how they were used by the owners in those days. We understand how people lived in this house, it is easy to imagine the owners and their guests, to hear their conversations, voices, children’s cries, to penetrate their family secrets and friendly disputes.

The walls of the Muranovo house are remembered by many eminent art workers who have been here. Nikolai Gogol visited Muranovo, the writer Sergei Aksakov with his sons Konstantin and Ivan, V.F. Odoevsky, A.N. Maikov, Ya.P. Polonsky, passionate book lovers S.D. Poltoratsky and S.A. Sobolevsky, poet E.P. Rostopchina and others.

Fortunately, nothing has been lost in Muranovo; the estate has retained all the authenticity and authenticity of the furnishings.

Perhaps this beauty is far from ideal, but she embodied the life, tastes and ideas of her time sincerely, warmly and talentedly.

More details about the interiors of the house in Muranovo in the next publication.

Мураново #1/ Muranovo # 1: 17 комментариев

Добавьте свой

  1. Красивое место. Но я сначала подумала, что название как-то связано со стеклом мурано, которое производится в Венеции. Украшения из стекла мурано очень красивые.

    Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: